Накануне кадровых изменений в Кабмине прояснился замысел Владимира Зеленского. Речь не просто о замене министра обороны, а о попытке по-новому отформатировать «куст» оборонных ведомств.

Неделю назад я указал, что окончательного решения по замене министра обороны Андрея Тарана на вице-премьера Алексея Резникова нет. Потому что речь шла не о должности министра. А о конфигурации в секторе, который охватывает Минобороны, Минстратегпром, Генштаб, частично – Минреинтеграции и Минветеранов. Сейчас эта конфигурация найдена.

Поэтому сегодня вечером фракция «Слуга народа» должна обсудить такие назначения: Резникова - министром обороны, действующего главы таможни Павла Рябикина - министром стратегических отраслей промышленности, народного депутата Ирины Верещук – министром реинтеграции временно оккупированных территорий.

Пока нет решения только по одному вопросу – сколько будет вице-премьеров, и кто из министров получит эту приставку.

Источники в «малой фракции» «слуг» и на Банковой рассказали подробности кадровых торгов и логику решений Зеленского.

В оборонном секторе всегда было два основных игрока. Это министр обороны и начальник Генштаба ВСУ. Данные игроки постоянно – и война с Россией это не изменила – находились в системном конфликте.

Это связано с тем, что министр и НГШ были военными. Каждый из них представлял свой клан, сформированный либо по месту учёбы, либо по месту службы. За 30 лет у нас был только один гражданский министр обороны – Юрий Ехануров (короткий эпизод с Андреем Загороднюком не в счёт, его быстро подмял НГШ Руслан Хомчак).

Поэтому «танкисты» сражались за влияние с «островными» и вместе ненавидели пришлых из других ведомств. Например, верхушку минобороны времён Степана Полторака в Генштабе открыто называли «райотделом», т.к. многие действующие лица пришли из системы МВД.

Реформы последних лет не уничтожили почву для конфликта. Минобороны формально стало «гражданским» ведомством, но де-факто министр и основные замы – это отставные генералы. Вопрос «кто главнее» оставался первостепенным. Даже после разделения должности «главного военного», когда появился главнокомандующий ВСУ и отдельно – начальник Генерального Штаба.

В «гражданской» составляющей, кроме министра обороны, возник министр стратегических отраслей промышленности. Без которого невозможно обеспечить комплектование войск оружием и техникой.

По состоянию на лето 2021 года весь этот сектор был в ступоре.

Министр обороны Андрей Таран и главком Руслан Хомчак находились в глубочайшем личном конфликте. Верхушки МО и ГШ поголовно судились между собой. Что повергало международных партнёров в шок.

Что касается Минстратегпрома, то Олег Уруский «не взлетел». По сути, его министерство так и не заработало.

Популярные статьи сейчас

Очередной Гонгадзе: Арестович допустил ликвидацию Бутусова в ближайшее время

Украинцам подсказали, как подсчитать размер будущей пенсии

Украинские пенсионеры получат доплаты в декабре

В Ощадбанке снимают деньги с пенсионеров за новую карточку

Показать еще

Стоит добавить, что и в армии, и у отраслевых экспертов вызывает большой скепсис кадровый состав и руководство Комитета ВРУ по вопросам нацбезопасности, обороны и разведки.

Т.е., Минобороны воевало с Генштабом на фоне парализованного Минстратегпрома и условно дееспособного комитета. При таком раскладе было лишь вопросом времени, когда вся эта конструкция рухнет. И одним кадровым назначением ситуацию было не исправить.

Необходимо было выстроить схему, при которой Минобороны, Генштаб и Минстратегпром работают как единое целое, а также эффективно взаимодействуют с парламентом.

Зеленский, хоть и с опозданием, но осознал риски и начал принимать меры. Летом Хомчак был сослан в РНБО, а Таран подвешен с посылом, что скоро его тоже отправят в отставку. Вместо Хомчака главкомом в конце июля стал генерал Валерий Залужный. Также сменился начальник Генштаба и ряд командующих.

Опрошенные контакты в целом нейтрально-позитивно оценили Залужного, но отметили важный момент: он перескочил несколько ступеней военной иерархии (как и другие люди, назначенные летом).

Залужному ещё предстоит завоевать авторитет именно как главнокомандующему. В военной среде далеко не все будут ему помогать, потому что ряд генералов считает главкома «выскочкой».

Пока он избрал путь резких заявлений и решительных действий. Это нравится людям. Какое-то время это будет работать, но уже наступил момент, когда ему нужно доказать способность управлять машиной в 250 тыс. человек. Ситуация в войсках – это, в первую очередь, вопрос главкома. У нас по привычке все претензии адресуют Минобороны, но многое находится в компетенции именно главкома и Генштаба.

Перезагрузив военных, Зеленский начал решать проблему перезагрузки «гражданских». Замену Резникова на Тарана публично засветили ещё в начале сентября и должны были окончательно согласовать в Трускавце.

Но, во-первых, встал вопрос – как не обрушить Минреинтеграции, которое приготовилось вести через Раду несколько фундаментальных законов и разворачивает большие проекты (например, уже разрабатывается ТЭО строительства железной дороги в Луганской области, Резников смог это продавить, до него 5 лет не получалось). Также Резников выпадет из переговоров в Россией, и нужна равноценная замена.

Во-вторых, бросать его на амбразуру имело смысл, если будет разблокирован весь «куст», где он будет формальным или неформальным куратором. Однако до последнего момента напрочь отсутствовала ясность с министерством Уруского.

Кандидатуру Рябикина в ОП изначально рассматривали как замену Резникова в Минреинтеграции. Рябикин – квалифицированный госменеджер. К тому же он давно знаком с Резниковым, у них нормальные отношения. В случае его захода на Минреинтеграции решался вопрос преемственности. Однако ступор в Минстратпроме всё рушил.

Поэтому Рябикина решили назначить вместо Уруского. На Минреинтеграции при этом собирались повысить одного из замов Резникова. Но в итоге отдали это ведомство Верещук за её заслуги перед командой. С условием, что она подхватит наработки.

Источник в окружении Верещук сказал мне, что она позитивно оценила ситуацию в министерстве, но была озадачена количеством активных проектов. По нашей информации, есть договоренность, что ей помогут войти в курс дела и подстрахуют в первые месяцы. Однако в Минреинтеграции люди не в восторге от будущего министра. Может начаться бегство кадров…

Если все эти назначения произойдут, то возникнет такая конструкция.

Резников – гражданский. Ему нет смысла меряться с Залужным шириной лампасов и количеством звёзд на погонах. И он не чистый политик, а скорее технократ с хорошей репутацией в своей профессии. Объективно – для военных это будет ценное приобретение. Потому что личных целей в армейской иерархии у Резникова нет. Зато он умеет играть на уровне, который военным недоступен. И он будет играть за них.

Появится возможность по-настоящему разделить сферы ответственности: Резников займётся политикой в широком понимании, коммуникацией с Кабмином и Радой, с международными партнёрами. А Залужный будет командовать войсками. Они совершенно разные, но оба заинтересованы, чтобы каждый добился успеха в своём секторе. Т.е., в целом есть предпосылки, что вражда между Минобороны и Генштабом утихнет.

Резникову придётся трудно. Минобороны в нынешнем виде нужно разобрать на молекулы и пересобрать заново, отсекая балласт. Надо увольнять десятки бесполезных генералов и полковников, которые не мыслят себя без должностей и паразитируют на бюрократии. Плюс коррупция. Будет колоссальная оппозиция и саботаж внутри ведомства. Наверняка будут попытки изобразить, что «армия недовольна». Хотя благополучие армии как раз будет зависеть от чистки управляющего органа.

Следует учесть, что новое руководство придёт на бюджет, который формировали предшественники. Существенно что-то изменить на этой стадии уже нельзя.

Назначение Рябикина – это шанс, что между Минобороны и Минстратпромом не будет трений по субъективным причинам. Два министра смогут нормально договариваться. Что крайне важно, особенно – при работе в режиме пожара, когда нужно очень быстро разгрести завалы с тем же гособоронзаказом. При наличии единой позиции двух ведомств проще решать вопросы в Кабмине и с парламентом. Также это позитивный сигнал для международников.

Таким образом, Зеленский нашёл способ разблокировать оборонный сектор. На уровне взаимодействия между структурами проблем будет меньше. Власть от этих назначений выиграет.

Однако в целом ситуация – тяжелейшая. Энергетика, тарифы, провалы в экономике будут сокращать запас прочности для реформ в оборонке. Если негатива будет слишком много, придётся весной перезагружать всё правительство. А это опять потеря времени.

Плюс внешнее давление. Россия может начать эскалацию, потому что Запад показывает абсолютное нежелание конфликтовать из-за Украины.

Период до апреля будет критическим. Времени на раскачку у новых министров немного, после новогодних праздников придётся давать результат.