«Наука способна расширить границы каждого государства, не сужая границы соседей, и увеличить благосостояние каждого народа, ничего не забирая у других»

Уинстон Черчилль

британский премьер министр, писатель, политический деятель

Вы можете прочитать предыдущие части по ссылкам: Первая часть, вторая часть, третья часть , четвертая часть.

Заключение

Отрицание науки появилось не вчера: вся история человечества – это история неверия. И сегодня сопротивление науке – в эпоху обилия доступной научной информации и массового просвещения – в принципе является «нормой».

Обычно проблема такого неверия заключается в политических и религиозных убеждениях человека, низком уровне его образования, а также в разных формах и видах дезинформации. Поэтому подавляющее большинство людей, посредством вытекающих из всего вышеперечисленного мышления, решений и действий строят своё поведение, необходимое, увы, не им, а совсем кому-то другому.

Но для науки государственного управления это важные, однако, не решающие факторы в её сфере деятельности. Поскольку на них можно влиять в той или иной мере, так как они формируются уже во взрослом, разумном состоянии человека.

На самом деле наиболее влиятельными в процессах управления людьми являются их интуитивные теории – представления об устройстве мира, имеющиеся у человека изначально. До получения в какой либо форме образования (в смысле закрепления соответствующих образов мышления, схем и навыков поведения на улице, работе, в семье, школе, университете и тому подобное). Они появляются в младенчестве и сохраняются до самой смерти, «объясняя» человеку то, что с ним происходит, почему оно происходит и как вмешиваться в этот процесс, чтобы его изменить.

Настоящая проблема этих теорий в том, что они часто неверны и порождают у человека ложные представления об окружающем его мире. При этом большинство таких представлений просто фактические ошибки разума: побочные эффекты отсутствия знаний или воздействия дезинформации. Что достаточно легко можно исправить при правильно построенном разъяснительно-образовательном процессе. Поэтому очень важно отличать такие ошибки от укоренившихся неправильных представлений, становящихся уже настоящим затруднением для разума. Их изменение крайне сложный, дорогостоящий и долговременный процесс. Требующий при этом особых стратегий и методов психологического воздействия на человека. И далеко не всегда приводящий к нужному результату. Например, неправильные представления лежат в основе мировосприятия и действий террористов-смертников. И изменить их почти невозможно.

Интуитивные теории – это наша первая детская попытка объяснить окружающий нас мир. Это идеи (именно в виде теорий), представляющие собой особый вид знания – предметное понимание причинно-следственных связей (например, часто в детском представлении ветер возникает от того, что деревья качаются и машут ветвями). Такие знания помогают малышам на основе собственных наблюдений делать выводы о том, почему что-то произошло в прошлом (объяснение) и что, вероятно, произойдёт в будущем (прогноз).

Большинство знаний о причинно-следственных связях, воплощённых в интуитивных теориях, человек получает опытным путём. Однако часть из них является врождённой, как следствие многотысячелетнего естественного биологического отбора. Например, у младенцев относительно многих их ожиданий касательно разного рода движений и свойств материи в окружающем пространстве.

При этом интуитивные теории отличаются не только по своему происхождению, но и по предположениям в отношении выявленных причинно-следственных связей. В большинстве случаев причинные механизмы в них имеют естественное объяснение. То есть поддаются наблюдению и контролю. Однако в некоторых случаях предлагаются необоснованные объяснения сверхъестественного характера (например, «карма», «душа», «Бог»). Что вводит дополнительную путаницу в реальное понимание мира человеком. При этом для него сверхъестественные объяснения часто не менее существенны, чем естественные.

Популярные статьи сейчас

Очередной Гонгадзе: Арестович допустил ликвидацию Бутусова в ближайшее время

Украинцам подсказали, как подсчитать размер будущей пенсии

В Ощадбанке снимают деньги с пенсионеров за новую карточку

Киберэксперт назвал главную опасность приложения "Дия"

Показать еще

Дополнительными проблемами интуитивных теорий является и то, что они внутренне связны (то есть представляют собой логически согласующийся между собой набор убеждений и ожиданий), широко распространены и популярны среди людей самых разных возрастов, пола, культур и исторических периодов. А также устойчивы по отношению к опровержениям, противясь любым изменениям под влиянием доказательств и обучения (например, нынешний устойчивый рост количества людей в мире, которые считают, что Земля плоская, а история мира, включая динозавров и трилобитов, насчитывает всего пару тысяч лет). Это придаёт им потрясающую живучесть: даже узнав новые, более точные научные данные и объяснения каких-то явлений, человек не может дистанцироваться от своих интуитивных теорий. Которые незаметно, из самых разных уголков сознания, всё равно будут ощутимо влиять на его восприятие событий, мысли и поступки.

В результате, с одной стороны, интуитивные теории позволяют людям шире и креативнее смотреть на самые разные явления и взаимосвязи в мире, оттачивая их взаимодействие с ним. С другой – мешают принять идеи и наблюдения, которые не вписываются в такие теории, и увидеть действительное устройство мира.

Именно этот дуализм и сбивает человека с толку. Ведь мы, во-первых, по большому счёту воспринимаем мир неправильно: наши интуитивные теории в целом ряде областей знаний оперируют сущностями и процессами, которых в природе не существует. Например, то, как мы воспринимаем и интерпретируем сознанием проявление эффектов «тепла» в окружающей нас среде. Ведь у человека нет органов чувств, регистрирующих совокупное движение молекул в системе (предметах). Или восприятие и интерпретация рассудком понятия «сила», которая может изменять движение предметов. Но не является их свойством, будучи всего лишь одним из аспектов физического взаимодействия между ними. Или восприятие и интерпретация мозгом понятий «вес» и «вкус» при употреблении любых напитков: более тяжёлая посуда, в которой они подаются, гарантирует их более «насыщенный» вкус для потребителя. При этом ненаучные представления о «тепле», «силе», «весе» и отношениях между нагреванием и остыванием, силой и движением, весом и вкусом очень связные.

Во-вторых, для правильного мировосприятия мало изменить взгляды – нужно изменить сами концепции, выражаемые в этих взглядах. Потому что существует очень много научных истин, опровергающих самые первые и самые доступные «логичные» представления о том, как устроен наш мир. Да, и сами концепции обязательно меняются со временем. Однажды высокопоставленный английский политик, находясь уже в расцвете славы, посетил свою альма-матер. Зайдя к профессору, читавшему ему курс физики и попав на экзамен, он попросил посмотреть нынешние экзаменационные вопросы. Ознакомившись с ними, он заметил: «А вопросы всё те же!». На что профессор ему ответил: «Всё верно. Только ответы уже другие!».

Государственное управление – неотъемлемая часть современной человеческой жизни: люди постоянно в той или иной степени погружены в его проявления. Но только немногие из нас способны подробно изложить научно подтверждённую теорию, объясняющую эту сферу жизни человеческого сообщества. Или, хотя бы, основы современного государственного устройства. Тем не менее, большинство людей имеет вполне связные и систематические представления об этом явлении их социальной и личной жизни. Однако эти представления мало изменились за последнюю тысячу лет, хотя общество усложнилось и ушло вперёд в своём развитии.

При этом интуитивные теории относительно деятельности самой системы и механизмов государственного управления (например, неизменные требования справедливости и равенства, нашедшие своё выражение в различного рода утопиях, войнах и революциях, включая и религиозные) – это не пережиток прошлого, возникший из-за нехватки реальных знаний в этой области человеческой деятельности. И со временем они не отомрут, а всегда будут прочно сидеть в человеческом сознании, пока существуют в любом виде общественные и семейные отношения. Что, между прочим, принципиально исключает саму возможность отказа человека от Государства (судьи, защитника, помощника, представителя и далее по списку его функций), которое обязательно проявится в будущем в той или иной своей форме.

Подтверждением «вечной» неверности интуитивных теорий о государственном управлении являются творческие работы детей на эту тему (например, сочинения в младших классах школы «Яка має бути моя держава Україна»). Создание которых никоим образом не связано с объёмом и качеством накопленных человечеством знаний в этой сфере. Детям просто не хватает концепций, необходимых для реального восприятия, посредством кодирования, научной информации об окружающей их среде (в данном случае о Государстве – его функциях и устройстве). Потому что формирование научного понимания мира (во многом похожее на сборку какой-то действующей модели из конструктора) требует интеллектуальных и физических ресурсов, ещё недоступных ребёнку. Отчего дети и создают, а потом, если не получают соответствующих правильных знаний на эту тему (как это массово происходит сейчас в Украине), пользуются всю свою оставшуюся жизнь различными неправильными и ущербными интуитивными теориями по поводу того, каким должно быть Государство. А мир потом удивляется: откуда же берутся эти яро поддерживаемые массами населения нацизм, фашизм, сталинизм, китайская культурная революция, красные кхмеры с их полями смерти и тому подобное.

Поэтому, чтобы освоится человеку в этой сфере деятельности, ему нужно научиться мыслить о явлениях и взаимосвязях в системе, и механизмах государственного управления в совершенно иных рамках и границах (в том числе временных и морально-этических). Качественно отличающихся от тех, которые рядовой украинец и подавляющее большинство представителей национального правящего класса создали для себя сами на основе своего, принципиально ограниченного собственного опыта и выстроенных личных и массовых иллюзий. Ведь меньше всего знает о воде рыба.

Наиболее яркий пример такому бытовому антигосударственному мышлению в Украине может служить поведение (его «понимание» и приятие населением) представителей высшего уровня её правящего класса. Традиционно дающего своему ближнему окружению всё, а остальным – ничего. Или немногое что-то из собственной прихоти, по очень большой надобности или от безысходности.

В принципе, с точки зрения животной составляющей человека, такое поведение вполне объяснимо, оправдано и рационально. Имея возможность выбора, большинство людей предпочитают мгновенные удовольствия. Примером чему может послужить знаменитый «зефирный тест». Потому люди и склонны переоценивать то и гордиться тем, что можно легко получить. Причём это поведение генетически запрограммировано: если ты не берёшь еду, которая находится в пределах твоей досягаемости, это сделает кто-то другой. И если она не появится перед тобой снова – ты умрёшь от голода. Поэтому в действительности при природном отборе речь идёт не о выживании наиболее приспособленных или развитых человеческих особей, а о вечном конфликте между краткосрочными и долговременными желаниями человека. То есть происходит нелогичная и часто непредсказуемая игра выбора, именуемого волей. В которой реальность формируется не фактическими ощущениями, а мозг человека просто прислушивается к самому громко кричащему из всех агентов обратной связи. В силу чего люди могут выбирать даже степень ощущения боли. Что и определяет допустимый уровень насилия в обществе (например, коррупции или репрессивных мер). Коэффициент которого можно рассчитать и использовать при управлении страной или с целью проведения государственного переворота, заранее зная критический порог применения силы в различных средах социума.

Поэтому, как показывает история, например, Османской империи, причиной её упадка (за А. Алтынаем) стала традиция кумовства, основанная там именно украинцами (Хюррем-султан (Роксоланой), Шахихубан, Хатидже Турхан и другими), нарушившими множество устоев этой некогда великой империи (как, в прочем, и украинцами в Российской империи). Был заложен и процветал женский султанат, благодаря которому многочисленные женщины султанов и государственных деятелей рангом пониже (за Ю. Сицинским в XVII столетии в османских гаремах существовала настоящая мода и хорошо оплачиваемый заказ на украинок с Подолья приднестровской локации) влияли на политику государства более ста лет – за свидетельством О. Бона, венецианского посла в Стамбуле, начиная с 1609 года.

Матери султанов окружали себя соратниками (как правило, земляками) и связывали их с собой круговой порукой на основе взяточничества и интриг. Скрепляя этот преступный союз пролитой кровью. Поэтому они вместе владели бесчисленными богатствами, безнаказанно грабя и ослабляя империю, казня и тайно убивая своих подданных и подчинённых. Причём часто самых достойных, не желавших идти против своей совести и морально-религиозных установок общества. Что, в конце концов, и привело Блистательную Порту к упадку. И только в 1656 году Великим визирем стал Мехмед Кепрюлю, безжалостно казнивший, по некоторым данным, около 36 тысяч нечистых на руку торговцев, чиновников, судей (часть из них вместе с их семьями) и спасший Оттоманскую империю от краха.

Отсюда приходит понимание природы человеческой власти (в том числе и в системе государственного управления), которое напрямую связано с пониманием природы человеческой жестокости. Существует интересный «парадокс»: жестокость исходит от власти, как таковой, и она же порождает власть, как таковую. Потому что обладающий властью в любой момент может позволить себе уничтожить каждого неугодного, максимально удовлетворив все нюансы своих, даже неосознанных желаний. Ведь неугодный мешает реализации его личной воли – выбора между кратковременными и долговременными желаниями, приносящими ему при своей реализации различного уровня удовольствия. Вплоть до наслаждения. То есть изначально все люди несчастны, поскольку мир зиждется не на здравом смысле, а на компромиссе между желаемым и возможным, требованиями разума и диктатом сложившейся рутины. И тот, кто по какой-то причине первый бросил ругательство вместо камня, был творцом цивилизации.

Поэтому «золотое правило нравственности», как порождение идей эпохи Просвещения (относись к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе), в наше время мирового кризиса элит, в значительной мере утративших данное им моральное право быть выше своих народов, перестало работать. Мир превращается в массу людей (пронизанную насквозь социальными сетями и образованными ними группами влияния), которые изначально неравны почти во всех смыслах. Что делает их по натуре своей жестокими и нетерпимыми в борьбе за власть (в различных её формах), которая уже началась ввиду делегитимизации элит. Ярким примером тому может служить поведение властей ведущих мировых держав (являющееся отражением чаяний их населения и способом физического сохранения своего господствующего положения) относительно доступности к вакцинам против коронавируса со стороны населения бедных стран мира.

Так что садизм породила природа, и только наличие идеалов, и морали может его остановить, взяв это явление под контроль. В этом действе и заключается один из смыслов сотрудничества обоих национальных культурных мыслительных конструктов в Украине, речь о которых шла в предыдущих частях этой статьи.

Однако сложность такого контроля находится в зависимости и усиливается поразительным эффектом: те, кто творят жестокость на основе власти сильного над слабым, спокойно признают, что эти роли могут меняться и над ними в будущем закономерно может происходить такое же насилие. Придерживаясь этой концепции, они безальтернативно воспринимают человеческую мораль, как выдумку, которая всегда относительна, защищает сильных и меняется в зависимости от страны, погодных условий и дозы приёма веществ, влияющих на сознание человека. Это же касается и их отношения к вере, политике и другим достижениям цивилизации. Поэтому насилие – обычная практика власть имущих, их норма поведения и социальных отношений. Свобода, равенство и братство в понимании элит обычно заканчивается для них кровью, смертью и кладбищем с общей не зарытой могилой. Что в принципе соответствует истине, порождая непримиримые противоречия.

Всё это в немалой степени есть следствием детских интуитивных теорий людей относительно социальных отношений в семье и обществе (и, опосредовано, в государстве), когда взрослый или физически более сильный человек всегда имеет возможность забрать у ребёнка всё, что захочет. Или не дать то, что просит малыш. Однако потребность в справедливости, понимаемой каждым по-своему, является врождённым свойством особей Homo sapiens. Что и порождает неразрешимый конфликт между взрослым и ребёнком, формирующий у них различные механизмы выбора между кратковременными и долговременными желаниями. Причём они, пообщавшись, не могут не то, что договориться, а даже полностью понять и осознать доводы друг друга. Поэтому вынуждены соглашаться на ущербные компромиссы, не решающие возникших проблем.

Если рассматривать современные демократические государства, то любое необоснованное, только с позиции силы репрессивное ограничение правительством дискуссий в обществе на важные социальные темы неизменно вредит тем, у кого нет власти – лишает их возможности принимать участие в процедурах управления государством. Тогда демократия умирает, ограниченная бессмысленными границами.

Поэтому общество или, при его одобрении и поддержке, наиболее активная его часть получает моральное право применить насилие к элитам, не выполняющим возложенных на них обязательств по решению возникающих кризисов. И, в принципе, вскормленных для такого ритуального жертвоприношения. Иначе общество утрачивает непрерывность, последовательность и цели своего развития: оно не может представить своё «завтра», а все становится утомительным и бессмысленным «сейчас». Или того хуже – «вчера». И, как показывает человеческая история, только нации, способные на гражданскую войну, имеют будущее (например, Франция, Германия, Испания, Россия, Мексика и так далее). То есть те, которые могут радикально, без разнообразных договоров-полутонов избавиться от влияния тормозящих их движение групп населения и продолжать своё развитие дальше. В Украине такое становится всё более приемлемым и возможным, но это не будет для неё сейчас самым лучшим выходом.

Лучшим бескровным способом победить бродящие в массах идеи бессмысленного насилия в различных сферах функционирования общества – это их разоблачение при помощи аргументов и убеждений, пока это ещё возможно. А не попытки замолчать их, заболтать или сделать вид, что их и вовсе не существует. Как это часто делают нынешние украинские власти. Для эффективного построения и функционирования будущего украинского Государства необходимо свести к минимуму влияние интуитивных теорий относительно деятельности системы и механизмов государственного управления. То есть произвести смену концепций и самой парадигмы мышления в этой сфере. Причём вначале хотя бы части национального правящего класса.

В науке государственного управления такого перехода мышления на иной, научно обоснованный уровень добиваются за счёт обучения специальным методам концептуальных изменений. Это не обогащение знаний за счёт знакомства с чем-то новым – то есть применение старых понятий для формирования новых убеждений. Это процесс приобретения новых понятий, и даже иных их типов. Разница заключается в том, что в первом случае вначале обучения уже есть понятия, которые позволяют осмыслить усваиваемую информацию. А во втором – нет, и их необходимо выстраивать изначально.

В определённой мере концепции являются строительными элементами мышления человека и обладают собственной структурой, и функциями. Однако многие из них, конкретно касающиеся сферы государственного управления, не входят в его набор врождённых знаний и не вытекают напрямую из повседневного взаимодействия человека с какими либо физическими явлениями. Вот эти знания и требуют концептуальных изменений, поскольку для правильного восприятия мира нам всем сначала приходится воспринимать его неправильно.

Причём главное в таком обучении – не производить просто замаскированного обогащения знаний. Как это, судя по всему, произошло с большинством нынешних депутатов Верховной Рады Украины на многочисленных, посещаемых ними курсах и лекциях. А также за счёт приобретённого рабочего опыта. Знакомиться с новыми явлениями в уже существующих типах знаний несложно, что вызывает неизменную личную гордость «обучаемого» его «прогрессом» и «ростом» «профессионализма». Проблемы возникают при обучении человека новым типам знаний.

Поэтому, в исполнении большинства нынешних украинских депутатов, одна из задач (за счёт применяемых ними на практике «изученных» элементов науки государственного управления) – формирование гипотезы, – была заменена процессом наложения проекций. Причём в психологическом понимании этого термина: современные украинские государственные «управленцы» проектируют свои страхи и заблуждения на те явления в государстве, которые они не понимают и не хотят понимать ввиду отсутствия необходимых знаний (концепций), превалирования интуитивных теорий объяснения мира, и поставленных перед ними задач-заказов вышестоящими «товарищами». Тем самым они ввели параноидальную систему государственного управления, в которой смыслом жизни для всех становится страх недополучения прибыли – недомонетизации своих возможностей. Это стало ловушкой для всего населения Украины, инволюция которого ведёт к торжеству титанического разворота только к материальному – к утверждению принципа «человек человеку волк».

Однако, справедливости ради, следует отметить, что это явление есть, одновременно, и транспонированием нынешних цивилизационных отношений, проявляющихся в виде конфликтов Запада и Востока, Европы и Африки, и так далее. А также проявлением мирового гуманитарного кризиса.

В результате у большинства украинских народных избранников рано или поздно проявляется на камеру искренне выражаемое глубокое недоумение относительно странной нелюбви к ним со стороны украинского народа: уж они-то так старались ради него – и то ему придумают, и это приделают, и вот это куда-то впихнут, – а он … эх! Ведь нет ничего невозможного или сложного для того, кто не будет это делать сам. В общем, всё как в старом одесском анекдоте: «Циля, уж скока я Абраше доказывала, шо я добрая! Кричала, била его, выкидывала из окна. А он – всё не верит!».

При всей своей незамысловатости люди, в том числе и многочисленные представители украинского правящего класса, пытаются изменить своей властью весь мир под себя. Их волнуют, в большинстве своём, только собственные ощущения и материальные следствия их поступков, продиктованных выбором очередного желания, сулящего некое удовольствие. От которых, при таком отношении, у них в принципе нет спасения – они всегда будут их рабы. Однако, в действительности, единственный настоящий источник власти – это умение видеть причину. Поскольку ресурсов всегда недостаточно и бесконечно их красть или бессмысленно растрачивать невозможно, а решать насущные проблемы для своего самосохранения жизненно необходимо.

Поэтому сейчас главным содержанием общественного дискурса в Украине должен быть коллапс государства и систем его управления, начавшийся далеко не сегодня. Который, если не найти для него подходящих решений, обязательно закончится социальной катастрофой. На остальные, не правильно и не вовремя поставленные вопросы (например, о языке, кто прав, кто виноват, кто за кого, кто первый начал, кто патриот, а кто – нет, кто враг, а кто друг и тому подобное), принципиально не может быть сейчас найдено правильных ответов. Потому что происходящее в Украине – это одновременный крах исторических картин мира националистов, «совков», прогрессистов, нерешительных и недалёких правительств некоторых западных стран, и так далее. То есть различных видов «Realpolitik», лишённых в своей основе принципов идеализма, ценностей свободы человека и его прав.

Ориентиром для таких решений должны быть не различные национально-исторические и мировоззренческие претензии украинцев друг к другу или разделение их по идентичностям, а универсальные права человека. Так как именно они, выйдя из парадигмы христианства, дали странам, их практикующим, более сильный импульс к своему внутреннему и внешнему развитию по сравнению с остальным населением Земли. Однако реализация этих решений станет возможной только, если большинство участников внутригосударственных стейкхолдерских отношений выберут и сгруппируются вокруг единого замысла и образа будущего украинского Государства. Более привлекательного, чем выдвигаемые претензии и деления. Ради которого можно переосмыслить свою историю, культуру и взаимоотношения.

Цель построения будущего украинского Государства – напряжённое, эффективное, комфортное и творческое бытие украинцев. Осознание и восприятие большинством из них необходимости, важности и незаменимости его механизмов управления, в какой бы форме они не проявлялись в обществе. Сосуществования с ним на основе стейкхолдерских отношений (а не непонятно какого «патриотизма» или разновидностей паразитизма), включающих взаимное уважение, его и свою защиту.

При этом эталоном и мерой совершенства любого события или явления можно считать готовность человека и/или общества заново неоднократно радостно переживать случившееся с ним. Это побеждает тоску и закаляет волю к власти, делая людей счастливыми и в чём-то равными богам.

Однако за всё время независимости Украины в этом направлении её правящим классом ничего существенного так сделано и не было. В результате всё опять возвращается к войне всех со всеми, усиливаясь экзистенциальной битвой живого с неживым. Этой стране нужна настоящая многоплановая историческая революция – революция смыслов. Потому что острые социальные противоречия и ожесточённое политическое противостояние ни куда не делись, набирают силу и изнутри разрушают человека, общество и государство. И ни кто из лидеров нынешнего украинского правящего класса не может примирить страну – они утратили на это моральное право, поскольку именно с их подачи она распадается в политическом, культурном и экономическом смыслах. В таком тренде всё, в конце концов, закончится насилием. Поскольку население страны находится в состоянии неуверенности, гнева и социального напряжения из-за поляризации общественных отношений, находящихся сейчас в весьма хрупком состоянии.

Поэтому надо чётко понимать, что в государственном управлении люди, призывающие к вселенскому терпению, достижению целей любой ценой, героической стойкости и борьбе, жажде мести за гибель товарищей, заранее посланных на верную и бессмысленную смерть, и при этом активно собирающие себе различные экономические и политические бонусы, плюшки и вишенки с тортиков, выглядят нелепо и опасно. Государственная служба – это не пожарное управление, работающее всегда в режиме аврала. Вызывающие подобные лозунги события – это либо неосторожность, либо самоуверенность, либо ошибка, либо сознательный саботаж со стороны таких людей. И они должны быть за это наказаны (как однажды заметил Народный Комиссар путей сообщения СССР Л. Каганович: «У каждой аварии есть имя, фамилия и должность»). Однако мы все обязаны помнить, что тоже несём часть их вины на себе потому, что позволили им это сделать – дали власть и не остановили вовремя.

Противовесом такому деструктивному поведению нынешних «элит» и его негативным последствиям должны стать культивируемые в украинском обществе желание понять и изучить, стремление к взаимодействию и уважению чужого права на существование. Без этого в принципе невозможно любое конструктивное социальное развитие. Нельзя набрасываться на то, что создало своё собственное, не хуже и не лучше твоего, ни от кого и ни от чего, кроме законов природы, не зависящее устойчивое, деятельное и активное равновесное существование. Не стоит вмешиваться в не свои дела. Лучше захватывать и осваивать пустоту, которой предостаточно в украинском Пространстве.

Поэтому одной из основных задач будущих элит украинского Государства является изменение, в том числе и за счёт мифотворчества, общественной точки зрения. Она должна утверждать, что украинцы существуют не только для самих себя, но и для чего-то намного большего. Особенно это касается отношений в будущем с искусственным интеллектом. Хотя в этом случае всё зависит от мировоззрения конкретного человека, общества и государства. Поскольку с точки зрения антропоцентризма на нынешнем этапе человек уступил – живое склонилось пред неживым, а это поражение. Но в финале, учитывая нюансы возможных конфликтов, всё выглядит совершенно иначе: непобедимым оказывается не тот, кто имеет возможность уничтожить любого встреченного им соперника, применив грубую силу, а тот, кто может принять его существование, даже противоречащее всем собственным взглядам, понять его и отступить, если причин для сражения нет. И с этой точки зрения человек, общество, государство, человечество, переставшие считать себя хозяином мира и выбравшие путь познания – непобедимы.

Но если уж конфликт безальтернативен, то действия, и структуры их выполняющие, должны быть максимально просты и эффективны, с наибольшим коэффициентом полезного действия.

Поэтому тот, кто придёт в Украине на смену нынешней власти, всё равно должен олицетворять кажущееся устаревшим желание примирения. Это то, что захотят услышать многие украинцы, уставшие от длительного политического и экономического стресса. Даже если они давно в это не верят. Как однажды заметил Н. Мандела: «Воевать и разрушать очень легко. Настоящие герои те, кто устанавливают мир и начинают строить». Что находит своё архетипическое подтверждение во всех основных культурных традициях мира. Например, как в исламе, так и в христианстве поколение столпотворения, возводившее Вавилонскую башню, было греховнее погибшего от потопа (ибо усомнилось в силе и мудрости Всевышнего). Но в сущности мирным и доброжелательным. Однако последнее было наказано суровее, потому что состояло из убийц и развратников. Мир в глазах Бога (общества) имеет настолько большое значение, что Он щадит даже идолопоклонников до тех пор, пока они живут в мире.

Если же следующий национальный лидер придёт к власти без замысла нового украинского Государства, то потерпит неудачу – экономика не главное в жизни людей: она не только формирует, но и обслуживает социальные отношения. А сейчас украинская экономика работает, прежде всего, на верхние слои общества, делая бедных ещё беднее, а богатых ещё богаче. Что вызывает у украинцев страх за своё будущее и отчаяние, которые приводят, между прочим (в соответствии с научными наблюдениями), к наркозависимости. Особенно среди молодёжи, лишённой подработок, перспектив карьерного роста и социальных лифтов.

Работа лиц, принимающих политические решения, состоит в том, чтобы решать базовые противоречия в обществе – устранять излишнее неравенство, мешающее его росту и развитию. Но украинские политики не выполняют свою работу. Из конкурентов за власть они превратились в системных соперников. При этом, как свидетельствует наука государственного управления, границы экстремизма размываются. И если социальное неравенство и порождаемые ним проблемы будут продолжать увеличиваться, то разорвётся сама материя украинского общества, связывающая нас как нацию.

Поэтому, ради общественного блага и спокойствия, чтобы не плодить фанатиков, революционеров и террористов, в обществе должен быть некий минимальный объем доступных для всех благ и социальных гарантий. Любое будущее украинское Государство должно быть в действительности социальным. Если, конечно, нет цели превратить Украину в мозаику уютных элитных гетто с огромными заборами и вышками, перемешанных с сорокинско-пелевинской социальной реальностью.

Социальность будущего украинского Государства, порождающая через самодостаточность его жителей их человечность, борющуюся с современной титанической экспансией нечеловеческого в человеческий мир, которая уничтожает независимость (свободу выбора и сам выбор) человека, и должна стать основной концепцией грядущего украинцев.

В случае с Украиной такой подход создаёт ещё и различные механизмы привлечения стейкхолдеров, единомышленников и сочувствующих в процессы зарождения и развития Украинского фронтира посредством манифестации христианской идеи «шанса на спасение», но в ином её трактовании. Которое есть одновременным противопоставлением идей Украинского фронтира идеям, как предопределённости и эгалитаризма, ярко выраженным в протестантизме и исламе (например, Коран: Сура 25 «Аль-Фуркан», Аят 2; Сура 37 «Ас-Саффат», Аят 96). Так и идее вечного возвращения к изначально святой неподвижности, выраженной в православии. А также католическому постулату исключительности статуса духовенства, без услуг которого человек не может получить Божью милость. То есть антитезой вписанности каждого шага жизни человека в лоно требований матери-церкви, на основе которой будет вестись борьба с такими явлениями, например, как взяточничество, коррупция, избыточная бюрократизация или засилье государственной власти.

Украинский фронтир концептуально признаёт, что мир – это хаос. И отказывается завоёвывать его или какую-то его часть с целью трансформирования её только под себя, становясь подвижной и текучей частью Вселенной. Он берёт на себя миссию превращения окружающего «белого» хаоса в детерминированный хаос – создание условий для «мостиков»-связей и подвижных зон «скольжения»: их построение и налаживание между различными упорядоченными площадками, уже созданными другими государствами и народами по их собственным законам и принципам. Это пространство вне времени, по-разному протекающего на таких площадках. А значит, принадлежит оно людям, а не богам или высшим силам-основателям. В этом и есть смысл миссии украинцев, чем-то похожей на миссию Космической гильдии, заложенной Нормой Ценвой из романа Ф. Герберта «Дюна»: вне мировой политики (точнее собственное её прочтение с точки зрения равноудалённости и потребности для всех) и столп мира, нейтральная территория, за любое военное действие на которой последует строгое наказание. В некоторой степени символом идеала для будущего украинского Государства могут быть слова Г. Сковороды: «Світ ловив мене, та не впіймав…».

Это позволит украинцам, позиционируя себя фронтиром, поддерживать и защищать свою инаковость, оправдывая нужность именно такого своего существования, как нынешним империям, время которых постепенно уходит, так и будущим варварам, время которых стремительно надвигается.

Поэтому порядок, лежащий в основе нынешнего государства Украина, необходимо менять. Желание человека обрести власть над миром и приводит ко всем перипетиям истории. Только Знание помогает ему освободиться от власти закона и нормы. «Scientia potentia est» – оно ведёт к освобождению.

Говоря о социальности, самодостаточности и независимости в современном государственном управлении эпохи постмодернизма и постструктурализма необходимо понимать, что концепции этих понятий, как и внутреннее их наполнение, уже серьёзно изменились. Теперь социальность – это не цель государства или его свойство, а вектор действий. Самодостаточность – не состояние, а приобретаемое качество. Независимость – возникающее за счёт определённого порядка продуманных действий на некоторый период времени особое свойство. Социальность формирует связку и регулирует соотношение в ней самодостаточности и независимости, определяя взаимоотношения между ними. А пул самодостаточности-независимости направляет, придаёт силу и устойчивость социальности. При этом сила, как порождение закона эмерджентности, может менять траекторию развития и структуру социальности, но не является её свойством. Она есть следствием комбинаторного взаимодействия самодостаточности и независимости.

Есть три великих открытия человечества – верёвка, палка и колесо. Верёвкой человек подтягивает к себе и закрепляет что ни будь хорошее. Палкой преодолевает препятствия и защищается от плохого. Колесо, преодолев функциональные зависимости первых двух, принесло человеку новую степень свободы, осознание величия окружающего мира и своего места в нём.

Они изменили его жизнь, переведя мышление человека, а с ним и его возможности, из фиксированного двумерного (длинна и ширина, окружность, гибкость, мягкость, избегание, собирательство – верёвка) в трёхмерное (высота, направление, упругость, твёрдость, защита, охота – палка), а затем, и в беспрепятственное многомерное пространство (сфера, подвижность, повторяемость, ритмичность, доминирование, экспансия – колесо). И породили Человека, дав ему в круговороте жизни возможность чувствовать и создавать ритмы, строить и преодолевать границы, осознавать и познавать пределы. «Один порождает два, один и два порождают три, три порождает множество» (Лао-Цзы).

Но было и четвёртое величайшее и ужаснейшее открытие человечества – Время. Восприятие которого человеческим обществом породило Книгу – феномен антропологический, по сути аналогичный изобретению колеса. Ведь она возникла не только для того, чтоб дать представление о наших истоках. Но и том, на что человек способен. Поэтому книги являются средством перемещения в пространстве и времени опыта со скоростью переворачиваемой страницы. Это был бессмертный ответ человечества смертельной неумолимости времени. Как написал однажды М. Нострадамус: «Время – ничто! Любить и стремиться – в этом всё». Что и породило среди слабо дифференцированной массы человеческого социума личность. А также и определило, что в любой настоящей трагедии гибнет не герой – гибнет хор. А Время смеётся последним.

Социальность – это направленная твёрдость. То, что должно защищать украинцев, всегда сохраняя свою упругую опорную функцию в обществе. Самодостаточность – это эластичность. То, что должно гибко меняя свои формы и границы сохранять и развивать государство, мягко притягивая к нему украинцев. Независимость – это процессы цикличной повторяемости. То, что ритмично воссоздаёт, поддерживает и защищает форму, структуры и свойства государства, и общества, обеспечивая украинцам их право на собственную жизнь. Постоянство всегда приносит признание. Поэтому украинство должно быть выше государства, используя его в качестве одного из инструментов своей защиты, развития и сохранения.

На самом деле надо понимать, что в грядущем мире независимости у будущего украинского Государства, в нынешнем обыденном понимании этого термина, быть уже не может. Она будет проявляться в наличии некоторого выбора в установленных границах. И борьба будет вестись за широту этого выбора и подвижность пределов этих границ. Потому независимость будущего украинского Государства – это приобретаемое временное свойство в той или иной ситуации (или в каком-то вопросе). Которое зависит от правильности построения внутренних и внешних границ, и пределов, ритмов их развития и изменений, темпов освоения украинского Пространства. И если всё делать правильно, то это свойство будет появляться в нужное время, в необходимом месте и подкрепляться соответствующей силой. Главное – сохранить себя и то важнейшее общественное благо – социальность государства, – ради которого делаются все компромиссы и приносятся жертвы.

По сути говоря, у многих украинцев искусственно взращён психологический комплекс фетишизма независимости: никем и ничем не ограничиваемый суверенитет (страны, президента, суда, личности и так далее) считается абсолютной и главной ценностью общества. Дороже демократии, выше человечности и важнее здравого смысла. Такое отношение, при помощи СМИ и других инструментов психологического воздействия, эмоционально поддерживается в украинском обществе почти на религиозном уровне. Любая попытка пересмотра или трансформации безудержно продвигаемой парадигмы независимости Украины характеризуется как предательство, которое обязано наказываться жесточайшим образом.

Причём эта парадигма основывается на презумпции и сакрализации исторических травм только некоторой части украинцев. Что породило новый господствующий тренд современной национальной культуры – униженные и оскорблённые (особенно в вопросе о языке). Теперь те, кто так жаждал оскорбиться, могут с уверенностью считать себя оскорблённым независимо от того, был ли факт оскорбления. Хотя социальная критика – это не дело вкуса или гражданская позиция, а моральная обязанность интеллектуалов.

Независимость – не самоцель. Это способ и, одновременно, механизм обеспечения благосостояния народа. Независимость без ограничений в нынешнем мире практически невозможна, и в принципе вредна потому, что это анахроничная ментальная конструкция утопистов XIX века. К тому же превращение чего-либо в фетиш есть нарушением первой заповеди Господней. И поддерживающие это эмоции, и ритуалы опасны – этими методами в своё время широко попользовались А. Гитлер, И. Сталин, М. Цзэдун, Чон Ду Хван, Пол Пот и множество других «героев» человеческой истории.

Современное государство обеспечивает своё право на существование не за счёт подвигов и мучений предков, а за счёт эффективно функционирующих экономики, права, администрации и тому подобного. Эта статья о концепции, принципах и механизмах достижения всего этого. Причём основная её идея – освобождающая сила знания.

Эпилог

Автор полагает, что существуют и другие пути развития Украины, а предложенный ним замысел будущего украинского Государства не единственен и, тем более, не абсолютен. Ведь проблема построения более справедливого человеческого общества волновала и волнует многих великих мыслителей, выдвигавших свои идеи. Начиная от полного его преобразования до постепенных улучшений в социуме при помощи политической реорганизации (Платон, Т. Мор, Дж. Локк, И. Кант, К. Маркс, Р. Рорти, Дж. Роулз, Р. Нозик, П. Сингер, Ю. Хабермас и другие).

Но, как невозможно получить независимость, минуя автономность, так, по мнению автора, невозможно дальнейшее развитие украинского общества, минуя стадию построения ним настоящего украинского Государства. Особенно в нынешние времена одновременного краха фундаментализма и возврата к нему. И пока не произойдёт необходимых изменений в мышлении украинцев, иных способов эффективной общественной организации и коммуникации, кроме как при помощи различных государственных механизмов управления, для Украины нет.

Можно утверждать, что в процессе своего развития человек, общество и государство проходят три основных этапа. Сначала, после появления на свет, они погружаются в созданные другими миры: в их законы и принципы, мудрость веков, давящую на сознание своей обязательностью. Жизнь протекает в повиновении и под тяжестью слова «должен». Поскольку без опыта не существует развития. Тот, кто остановится на этой стадии, навсегда останется рабом, так никогда и не познàющим радости свободы. Такая жизнь без смеха и веселья сотворена страданием и бессилием. Однако, в качестве основного вывода из этого этапа развития, возникает осознание факта, что нельзя всю жизнь трястись от страха и жить под тяжестью чужих опыта или воли (выбора) – необходимо восставать и рисковать.

Следующим этапом является постижение и реализация принципа Свободы. Который начинается там, где появляются желания – жгучее «Я хочу!» и священное «Нет!». И осознание того, что следует дерзать. Однако обретение свободы связано с изматывающим духовным напряжением в борьбе с порабощающим влиянием собственной силы и мыслями о её применении. Приходит понимание, что Власть – это бремя, требующее активности во всем и нацеленной на победу воли. При этом каждый желающий славы, что б её сохранить, должен вовремя уйти, отказавшись от почестей.

Третий этап – Творчество – начинается с забвения прошлого и переходит в игру, опираясь на искренний смех и слово «Да!», дарующее изначальную непорочность всему. Это суть бесконечного процесса, сопровождаемого счастьем постижения. А забвение совершается ради тех, кто так же хочет жить в мире чистых сущностей. Творчество отменяет приговор одиночества, мрак неизвестности и смерть, убивающую любовь. Оно приносит наслаждения здесь и сейчас. Это трубный призыв не останавливаться, не уставать расти, не спать. Вечный спор с мыслью о том, что все уже состоялось и всё завершено. И блаженство победы в этом споре.

В своё время Ф. Бэкон, попробовав в молодости изменить общество политическим путём, разуверившись, придумал иной, третий путь его изменения – научный: «Ipsa scientia est potentia». Не сразу, но вслед за этим появился новый философский вопрос: «А может ли наука и основанные на ней технологии сделать общество богаче, а значит, и создать основу для более справедливого его устройства?».

Этот вопрос теперь встаёт во весь свой рост перед украинским обществом. Ведь технооптимизм нынешних властей, осваиваемый и закрепляемый на государственном уровне принятия решений и официального дискурса, передаётся системе образования и воспроизводится в дальнейшем на рабочих местах. Становясь разделяемым большинством украинцев повседневным знанием на основе различных интуитивных теорий. Что будет способствовать формированию устойчивых культурных убеждений, которые перестанут ставиться под вопрос. Что абсолютно неправильно, опасно и вредно.

При всей яркости и наглядности проецируемой картинки правильного общества и счастливого человека такого будущего, технооптимизм – очень ограниченный взгляд на жизнь. Не только грубо упрощающий сложность социального устройства мира, в котором эти самые технологии укореняются и социализируются. Но и нарушающий многочисленные процессы в перечисленных этапах развития человека, общества и государства. Результаты такого взгляда на жизнь хорошо известны из истории многих европейских стран первой половины ХХ века – Англии, Франции, Германии, царской России и СССР (при желании более конкретно с критикой технооптимизма можно ознакомиться в работах М. Хайдеггера, К. Ясперса, Т. Адорно, М. Хоркхаймера, В. Беньямина и других).

Нынешние украинские власти забывают о том, что технологии не существуют сами по себе, а являются прямым отражением человеческий действий. Хороших и плохих в равной мере. Поэтому даже украинский национальный искусственный интеллект, создание которого в помощь простым украинцам анонсируется чуть ли уже не завтра, не будет хуже или лучше человека. Он будет отражать то общество, с которым столкнётся. В результате противоборство живого и неживого в Украине неизбежно.

Вследствие этого в украинском обществе зародится, и будет процветать технопессимизм, истоки которого заложены в промышленных революциях конца XVIII и XIX веков. Породивших, наряду с новыми возможностями для роста экономики (развитие транспорта и инфраструктуры, появление больших городов и так далее), рабскую жизнь сотен тысяч работников, пригнанных на заводы для обслуживания их производственных линий. А всеобщая рационализация мира того времени создала и до сих пор сохраняет бюрократов и экспертов главными источниками власти. Результаты технопессимизма и его влияние на развитие человечества также хорошо известны по истории тех же европейских стран в тот же период.

Именно тогда массы людей, не имея перед собою целей, стали позволять теснить, толкать и направлять себя единицам – эпоха элит двигалась к закату. Какой-нибудь незначительный жест такого человека – не в меру лестный или вызывающий – приводил их в движение. И тогда толпу невозможно было остановить ни чем, кроме пулемётов. Праздность, вызванная безработицей или бесцельным досугом, не только приводит к асоциальным выходкам, но и создаёт питательную среду для фашизма, когда на душе накипело и необходим выход недоумению, горечи и злобе. Это «вирус» неудовлетворённости Гомера Симпсона – тоска существования, появляющаяся на свет вместе с рождением человека, которая таится в нём неосознанно. И вдруг, под влиянием резких перемен, выплёскивается наружу и захватывает его. В принципе это картина реального содержания человеческой жизни в Украине, полная соблазнов, иллюзий, надежд, в своей совокупности ведущих к разочарованию и опустошённости. И никакие открытые API, No-сode и Low-сode, не спасут украинцев от экспансии неживого. А значит, от власти третьего, титанического мыслительного конструкта. Духовная основа людей, не способных выйти за пределы породившего их опыта, беспредельно уязвима.

И тогда, если ни чего не пытаться изменить, Украина застынет во вневременье. Поскольку, с точки зрения акселерационизма и постмодерна, конец – это процесс. И он может длиться безгранично. Отсюда такое внимание в украинских СМИ и, опосредовано, в украинском обществе начинает уделяться деталям и микрочастицам, которые создают свои собственные закономерности и структуры. Обладающие, в результате, больше свойствами «белого шума», в котором полностью отсутствует поступательность и семантика. А такое деление на мелочи не имеет предела, создавая для большинства людей усыпляющее ощущение вечности.

Не имеет оно и смысла, ибо это есть вхождение в прогрессирующее и ускоряющееся циклическое повторение одного и того же. Ведущее, в принципе, к недостижимой цели – абстрактно-виртуальной постистории, где что-то есть, но ничего нет. В результате состояние государства Украина, к удовлетворению её нынешнего правящего класса, активно проталкивающего сейчас проект акселерационизма, будет напоминать вечно кончающуюся и вечно длящуюся ленту Мебиуса – идеальное прикрытие для процессов избавления от людей и работников, как от недостаточных инстанций: неживое начнёт доминировать над живым.

При этом мир будет развиваться дальше, обладая историей. Которая априори не может быть вечностью – она эсхатологична и конечна (у её элементов есть пределы). Разница и граница между историей и постисторией проходит через человека. И в Украине она проходит через поколение миллениалов.

***

Организовывать фрагменты жизни в упорядоченные формы, противостоять хаосу есть первооснова любой осмысленной деятельности человека. «Во всяком порядке скрыт зародыш разрушения. Всякий порядок обречён, но биться за него имеет смысл» (Н. Уэст).

Государство – это удивительная идея человеческого разума. Мы должны быть признательны всем теоретикам и практикам государственного управления, и строительства, стараниями которых оно до сих пор существует и развивается, служа человеку и обществу. Их фантастическому чувству гармонии и соразмерности, ритмов и темпа, времени и народов.

При этом удивительно и другое: этих людей настолько много, что «путешествие» в книгах между их открытиями, изобретениями и находками напоминает длительное и захватывающее странствие в бесконечной сутеми леса, вершины которого изумительно озарены солнечным светом. Благодаря им идея государственности не превратилась в старый замшелый камень, криво лежащий на дороге и мешающий всем идущим по ней. А каждый раз обретает какую-то удивительную свежесть, приобщая к непостижимой тайне жизни, пониманию себя и людей. При этом снимая пелену обыденности, проясняя окружающий мир, проявляя его подлинную сущность.

Сама идея Государства берёт верх над всем разнообразием иных типов устройства человеческого общества своею законченностью и самодостаточностью. И становится своеобразным «веретеном», на которое неспешно наматывается нить социальной жизни. Покачивающимся, как метроном, и незаметно отмеряющим время на фоне привычно застывшей человеческой будничности.

В идее Государства прослеживается связь времён. Глубоко ощущается мимолётность земного бытия любого человека и ещё что-то вечное, объединяющее, стоящее за этой мимолётностью жизни. В этой идее чувствуются извечные поиски родства со всем миром, мечта о единении, непрекращающаяся эстафета жизни. И, одновременно, общечеловеческое начало, помогающее раскрыть национальную сущность человеческого характера, его особенности в общей гармонии мира.

Восхищение перед умением воплотить идею Государства в жизнь заставляет внутренне замереть перед таким чудом, видя полёт человеческой мысли и несгибаемость его воли (не полюбив – не наказывай, полюбив – не прощай). Порождает желание быть сопричастным её исполнению, соединяющему времена и миры. И превращающему глубокую благодарность народов своим героям и лидерам в притягивающее мерцание созвездий мифов. Ведь иногда пропащие спасают пропащих.

Идея Государства – это мечта, создающая великое будущее. Яркое проявление таинства поэзии человеческого разума, обладающей томительной необъяснимостью обаяния и завораживающим душу благородством. Эта идея не вмещается в старость. Поэтому всегда будет уделом молодых и активных, оставаясь загадкой простоты во всей её сложности. И всегда звуча в унисон всем временам откровением своего времени.

Идея Государства помогает принять и не отвергнуть себя, Родину и весь остальной мир, чтобы ни произошло. Их истории учат мужеству и мудрости. Хотя стремясь к идеалу, мы вынуждены совершать неблаговидные поступки, а восхищаясь разумом, мы предоставляем волю инстинктам. Но самое главное, что в действительности эти истории не лгут и не противоречат друг другу. Поэтому не может быть ностальгии по ХХ веку – хватает и своей эпохи, когда ты своими глазами видишь и понимаешь, как окружающую тебя жизнь затягивает в мясорубку. Оттого сейчас альтруизм почти всегда оборачивается вначале банальностью, затем фарсом, а в конце трагедией: энтропия неизменно берёт верх над стремлением к гармонии.

Потому будущее украинское Государство в любом случае не должно быть паразитом или монстром, которому все должны и которого все боятся. Его сила не в единстве толпы, ревущей название страны, а в протянутой в трудную минуту руке. В ощущении «локтя» и незримой защиты – социальности, самодостаточности и независимости общества и человека.

Поэтому, при всём негативе нынешнего времени, право на свободу выбора должно лежать в самой сути будущего украинского Государства. Которому надлежит впитать непочтительный дух казачества и баррикад последних революций как средство и проявление возобновившейся потребности в духовности. Если уступить в этом, то дальше всё пойдёт по накатанной: отказ от традиций, истории, новогодних ёлок, коротких юбок, возможности говорить, что думаешь, и далее по сценарию книги «Покорность» Мишеля Уэльбека. В день выхода которой, за несколько часов до нападения на редакцию Charlie Hebdo, в интервью радиостанции France Inter он сказал: «В этой стране существует пренебрежение всеми органами власти. И как вы чувствуете, это не может продолжаться. Что-то должно измениться».