По случаю недавно завершившейся Олимпиады, в голову неизбежно лезут аналогии из спорта. Вот в беге на короткие дистанции если не доминируют, то постоянно заметны атлеты из Ямайки. Даже славные ( и не совсем) канадские чемпионы прошлых лет Донован Бейли и Бен Джонсон ( его правда, потом за допинг дисквалифицировали, но 9.79 он таки сделал!) на самом деле родом с Ямайки. Ну, а великого Усейна Болта даже представлять не требуется.

Как так, что такой из себя островишко размером с половину Киевской области и населением меньше трех миллионов, бедный и проблемный, не только подарил миру, помимо, понятно, рома, музыку реггей, религию растафарианства и плеяду величайших бегунов на короткие дистанции. Всегда возможно появление где угодно некоего уникума раз в столетие в какой-то сфере деятельности, но чтоб клепать их с таким завидным постоянством — это нужно уметь.

А чтобы уметь — необходимо сначала захотеть. А чтобы захотеть — хотя бы заинтересоваться предметом умения. Исторически сложилось так, что бег на Ямайке является частью её культуры. И его развитию там уделяется особое внимание, и даже школьные соревнования по бегу притягивают к себя сотни и тысячи зрителей, подобно тому, как в США школьные стадионы вмещают десятки тысяч зрителей, всегда готовых поддержать свою команду. А наличие развитой системы отбора и соревнований позволяет выявлять талантливых детей очень рано из довольно широкого выбора. И сами дети очень рано начинают думать о беге, тем самым тренируя свой мозг.

Да, именно мозг. Даже занятия бегом начинаются тренировкой мозга. Всё, чем мы занимаемся, требует тренировки мозга. Мы выбираем направление мысли и начинаем упражнять наши нейроны и синапсы в том, что для нас представляет важность и ценность.

Это не вопрос знания и умения. Несомненно, они тоже требуют тренировки мозгов, которая приходит извне, от других. Конечно, наши культурные установки тоже приходят извне, но, тем не менее, подразумевают и личное восприятие. Скажем, математику ты учишь безусловно, а культурные вещи ты волен, по крайней мере в свободном обществе, воспринимать как тебе угодно. Вот, ямайцам, угодно бегать на короткие дистанции и петь песни Боба Марли. На это они тренируют свои мозги. Я сильно упрощаю, так что не кидайте в меня камнями.

И веду я к тому, что мы — то, на что мы тренируем свой мозг, куда нацеливаем фокус наших усилий. Вот почему у одной страны есть всё то же, как и у другой, а вот достижения у них значительно разнятся? Вот как мечталось 30 лет назад, когда разваливался Советский Союз? Вот сейчас установим парламентскую демократию и частную собственность как у людей — и заживем! Но что-то пошло не так! Все атрибуты, вроде, на месте, а не идёт. И народ самый образованный, и девушки самые красивые, все кругом такие свободолюбивые и предприимчивые. Умные все, Баумейстера слушают. А не идёт!

А дело в том, что всё это образование, умение, красота и активность проявляются лишь там, куда направлен фокус вашего внимания, на что вы тренируете свой мозг. Я понимаю, что выдергивать для примеров Гитлера с нацистами уже давно клише и даже в дурном вкусе, но я хочу избежать срача, неизбежно возникающего, когда речь идёт о сегодняшнем дне. Образование, умение, красота и активность в нацистской Германии были на высоте, но при этом служили делу войны, ненависти и преступлениям. Тому, чему немецкие мозги приучали годами. Когда ты тренируешься думать определённым образом, а ты всегда тренируешься, ты так действовать и будешь. Ты будешь лелеять свой фетиш, постоянно поддерживая с ним обратную связь, feedback, он будет подкармливать тебя, а ты — его, и он будет становиться всё громче и увереннее в твоей голове. Что особо ярко заметно у людей с психическим расстройствами. Им трудно вырваться из замкнутого круга паранойи или навязчивых мыслей, так как они замкнуты на себе. Но, по большому счёту, все мы пленники наших навязчивых идей. Мы просто их таковыми не считаем. Мы думаем, что действуем осмысленно и рационально.

Как в мультике сказал Винни-Пух, мол, правописание хромает. Оно хорошее, но почему-то хромает. Так и мы. Несмотря на то, что наши фетиши и паранойи могут и не работать, мы будем упорно считать, что они хорошие, а хромают потому, что недостаточно много людей их с нами разделяют. У них, правда, есть и свои бзыки, и они нам их тоже хотят впарить. «Не так страшны войны за свои убеждения, как свои заблуждения», писал Феликс Кривин о религиозных войнах. И пока конфликт является соревнованием, чья иллюзия сильнее, вероятность его разрешения без геноцида одной из сторон остаётся относительно низкой.

Я всегда призывал не оскорблять оппонента, не расчеловечивать образ даже самого страшного врага. Причем с очень практической точки зрения. Таким образом вы начинаете тренировать свой мозг на ненависть, которая в свою очередь станет определять ваши решения и действия. Вместо конкретного человека в конкретных обстоятельствах возникает обобщенный образ «их». «Они» всегда и везде делают пакости. Они даже не люди, с ними можно и не цацкаться. И подобным расчеловечиванием занимаются часто вполне образованные люди в костюмах с галстуками, используя литературный язык хорошо поставленным голосом. Но суть остаётся той же. К сожалению, подобное происходит везде.

Если вы ставите задачу представить историю так, чтобы она встраивалась в ваш заранее заданный нарратив — вы это и сделаете, натренировав свой мозг отсеивать то, что не подходит вашей идее того, какой история должна быть. Сможете ли вы что-то практически полезное вынести из этого, чему-то научиться? Не на то вы тренировались. Вопрос для вас так даже и не стоит. А от умения ставить вопросы, формулировать задачи зависит конечный результат.

У меня такое впечатление, что в Украине до сих слабо отличают декларацию от формулировки задачи. Все говорят, что хорошо бы сделать то-то и то-то, но мало кто даёт детальный расклад кто, когда, где, почему, за какие деньги и в каком контексте. Я постоянно встречаюсь с такой ситуацией, когда человек доказывает, что делали и делают неправильно, но не в состоянии предложить внятной альтернативы. А возможно ли, что на самом деле альтернативы не было и нет?

Конечно, есть! Но только, если только ты её ищешь, если только ты тренируешь мозг искать реальные решения проблемы, вместо того, чтобы просто искать ответственного за неё. Который никогда ты сам.

Отсюда, видимо, и выходить такое болезненное отношение к западным партнёрам. Они думают и формулируют свои задачи по своему, а украинцы их понимают по своему, придают им сакральное значение и дико удивляются, когда реальность напоминает о себе. Потому что, как и с историей, тренировка мозга и тут идёт на умение отсеивать то, что не устраивает твою иллюзию.

Популярные статьи сейчас

В Украине повысят минимальную пенсию до 7800 гривен, но не всем

В Украине резко подорожал сыр: супермаркеты показали цены

В Киеве при загадочных обстоятельствах умер украинский дипломат: подозревают убийство

В Украине скоро изменят цены на сахар: к чему готовиться

Показать еще

Вспоминается эпизод времени оккупации Крыма, когда безоружные украинские военные маршировали перед сепаратистами и российскими интервентами, скандируя «С нами Америка!». Крайне символично, что военные, единственной работой которых является убийство посягателей на суверенитет и целостность страны, не открывали огонь на поражение, а уповали на некий миф, придуманный ими же самими. Кстати, недавно промелькнула информация, что в случае вооруженного сопротивления ВСУ в Крыму, российским военным приказали бы прекратит операцию. Вполне возможно. Ведь вопрос же не в том, может ли Россия захватить Украину. Конечно, может! Вопрос в том, готова ли Украина этому противостоять в любой ситуации. Любой, а не только тех, которые тебе так услужливо рисует натренированное тобой же воображение. Но для этого же необходимо быть реалистом, и учиться воспринимать мир, как он есть.

Попытки обмануть историю, обмануть экономику, обмануть социальные отношения вместе со всей психологией, мировую политики, это, прежде всего, самообман.

Человеческий мозг заточен под определение паттернов, последовательностей. Только вот критерии, по которым мы эти паттерны складываем, определяем мы сами. И тренируем сознание использовать именно наши критерии. И тогда один и тот же исходник даст совершенно разные результаты у разных людей, создавая впечатление, что истины нет, а есть мнения. Хотя, если использовать научный метод, он должен давать повторяемые результаты. Если вы, конечно, хотите их получить. А вдруг они вам не понравятся? Или не впишуться в ваш излюбленный нарратив? Тогда другое дело.

Скажем, Афганистан. Поскольку любой чих у нас любят называть войной, а война несёт с собой образы былинных сражений, возвращение Талибана к власти, - напомню, они там уже однажды были у власти и довольно долго, - многими стало подаваться, как победа талибов и поражение американцев. Хотя там был целое НАТО. Значит всего Запада, либерализма, чего желаете. На самом деле, война там случилась только в самой начальной фазе, когда джихадистов и размазали без проблем. А затем началась затянувшаяся на 20 лет полицейская операция и вынужденное державостроение. То есть то, чем армия не обучена заниматься. А ей пришлось, причем не имея никаких специалистов ни в том, ни в другом, обучаясь на ходу методом втыка. Ничего из этого не вышло, и Талибан тут не причем. Армия оперирует совсем другими методами, чем полиция. Построение внятного современного государства в системе имеющихся племенных-родовых отношений тоже не поле деятельности для боевых и штабных полковников и генералов. Возможно, что если бы Афганистан колонизировали, как делалось в 19 веке, да привезли бы туда американскую гражданскую администрацию, то дело бы пошло намного веселее. Но нельзя в наше время, неприлично, вот так взять и колонизировать, полагаться можно только на местных. В общем Талибан оказался единственной афганской силой с какими-то внятными, пусть и плохими, общенациональными идеями, способная, худо-бедно, сама справляться с полицейским функциями, пускай и с отрубанием частей тела и угнетением женщин. Ну, если этим так и не сподобилось самостоятельно заняться афганское государство, то кому-то же придётся рано или поздно. А оно не смогло. Восток — дело тонкое! Американцы не особо умели, а местные не особо хотели. Никто там никого не победил. В конце концов НАТО надоело играть роль вечного полицейского для правительства в Кабуле, не для того альянс тот создавали, и Талибанцы просто вернулись туда, где они до того довольно уверенно и сидели.

Поэтому афганская метушня в украинском интернете вызывает удивление. У вас случай прямо противоположный Афганистану. Там не было внятного государства — у вас его слишком много, там оказались не в состоянии создать даже подобие института национальной полиции — у вас этот институт впору разгонять, там армия существовала на бумаге — у вас она есть, хотя и не в лучшем состоянии, но не разбежится. От США вы напрямую не зависите, и даже без американской поддержки, каковой она ни была, Украина вполне способна держаться и сама.

Но если ты, подобно средневековым летописцам, тренируешь себя во всём искать признаки близящегося Конца Света, ты легко их найдешь и Афганистане, и в Африке, и в Житомире. Было бы желание.

А оно есть! Такое впечатление, что украинское сознание, независимо от возраста, образования и взглядов носителя, исторически, культурно, да и всей системой образования, натренировано искать две вещи: виноватых — отсюда вечная зрада и повсеместные вороги, и способы изобрести велосипед. Когда вы подменяете поиском виноватых глубокий объективный анализ контекста явления, вы подменяете саму задачу понимания причин и выявление ошибок, чтобы их не повторять, с простым переводом стрелок на кого-то, кто не вы. Вы не принимаете ответственность за будущее, таким образом, а проецируете ответственность за прошлое на других.

Вторая область тренировки мозга — вечные поиски давно известных вещей. Одно и то же годами и десятилетиями — институции-конституции, смыслы и общественные договоры, как будто за последние лет так 3000 никто ничего по тому поводу не написал и не сделал. Нет, давайте искать особые, национальные грабли! И это, по моему глубокому убеждению, происходит от того, что вы оперируете абстракциями, такими как держава и нация. Это концепты, а не конкретные вещи, как правительство, избирательная система и население. Абстракція понад усе! На что вы себя тренируете — то вы и получаете. Абстракцию, некое обобщение без конкретной привязки к контексту. Что здорово в искусстве, но в обществе, политике и экономике желательно иметь конкретные шаги для конкретных достижений.

А в конкретном контексте приверженность к абстракциям неизбежно ведёт к банальностям и стереотипам. Это ты думаешь, что, произнеся «правовое государство» или «национальная держава», ты что-то внятное сказал. Нет! Без конкретных деталей, логистики, персонала — это всё пустые звуки. И противоречие. Как совмещать титульную нацию с демократией? Никто не знает. Как совместить свободный рынок с социальным государством? Непонятно. Почему государство не должно заставлять делать антиковидные прививки, но обязано обеспечивать низкие цены на газ? Я вот задал три вопроса, на которые у вас нет ответа. А если и есть, то нет идеи, как его воплотить в жизнь.

30 лет независимого плавания Украина двигалась, скорее, по инерции прошлого, чем рвалась в будущее. И потому, наверное, борьба идёт больше за прошлое, чем настоящее. Видимо оттого, что общество натренировано мыслить аналогиями. Которые возможны только в прошлом, они должны существовать для начала. Видение же будущего требует непредвзятого взгляда на себя, свои возможности, контекст времени, взвешивания рисков, многое другое. По определению, натренировать мозг на это невозможно, тут много неопределённого. Но можно научить его принимать реальность как она есть.

Как ни странно, этому способствует искусство. Не какой-то конкретный жанр, а совокупность всего. Для более детального разбора отошлю к старой статье «Весь этот джаз или о необходимости формализма в жизни». Тут же просто скажу, что искусство тренерует мозг воспринимать информацию без дискриминации, без сознательного отсева. Если вы в состоянии в равной мере понять и оценить Ботичелли и Пикассо, Motörhead и Равеля, Куросаву и Тарантино, вы имеете больший шанс оценить и себя, любимого, непредвзято и полнее.

Впервые в истории человечества мы имеем возможность быть больше, чем иначе нам предопределила бы судьба. Нам доступна любая информация, причём моментально. Но общаясь с людьми, я неизбежно убеждаюсь, что они сознательно эту возможность не используют. Не на то они тренировали свой мозг.

Я по-прежнему утверждаю, что у Украины есть все возможности преуспеть в этом лучшем из миров. Но гарантии, понятно, нет. Спросите себя — чему я обучаю свой мозг?

Научные революция XVII века последовали за буржуазными (не мой термин, но ладно) революциями в Нидерландах и Англии. Можно было не тренировать свои мозги копаться в феодальном и античном прошлом, а обратиться к познанию мира, как он есть.

Пока в современной Ураине разгоняют мемчик о том, как атаман Сирко читал в Сорбонне на арамейском языке лекции по квантовой механике, реальные Ньютон и Галлей ещё в том же 17 веке создавали современную науку. Пути, которые мы выбираем.

Я думаю, что можно на этом и закончить.