С 1991 года поставки энергоносителей и, в частности, газа являются важным фактором в отношениях постсоветской Украины как с Россией, так и с Европейским союзом (ЕС). Россия была и частично остается зависимой от украинской газотранспортной системы (ГТС). После Оранжевой революции 2004 года геополитический аспект этой зависимости, а не экономические потребности побудили Москву строить новые трубопроводы в обход Украины и тем самым развязать себе руки в отношение своего вестернизирующегося "братского народа".

В течение многих лет украинский транзитный коридор имел решающее значение для газоснабжения Европы. Различные маршруты из России в ЕС через Украину всегда были более чем достаточными для доставки такого объема газа, который был необходим Европе. Зависимость ЕС и России от украинской ГТС во многом определила международный геоэкономический интерес к Украине с момента ее становления как независимого государства в 1991 году.

Сегодня окончательное завершение строительства "Северного потока-2" через Балтийское море выглядит все более вероятным. Если этот газопровод – как и другие подобные проекты, специально разработанные для обхода Украины – действительно будет запущен, украинская ГТС станет практически ненужной. Потеря большей части или даже всего транзита между Россией и ЕС может поставить под вопрос будущее всей украинской газовой инфраструктуры.

Если украинская ГТС выйдет из строя, это будет иметь далеко идущие последствия для энергоснабжения ЕС, отношений Украины с Россией и восточноевропейской безопасности. Снижение или отсутствие зависимости России и ЕС от транзита украинского газа позволит Кремлю спровоцировать дальнейшую нестабильность в Украине. В худшем случае это может облегчить решение Москвы начать полномасштабную – а не просто делегированную – межгосударственную войну против Украины. На этом фоне остаётся надежда, что ЕС всё же наложит мораторий на ввод в эксплуатацию "Северного потока-2" до того времени, как произойдёт существенное улучшение украино-российских отношений.

В то же время становится все более очевидным, что роль российского трубопроводного газа для энергетического рынка ЕС будет – независимо от геополитики – постепенно снижаться. Альтернативные источники энергии получают все более широкое распространение. Оставшийся спрос на природный газ будет все чаще удовлетворяться с помощью других механизмов поставок, включая танкеры с СПГ. Эти факторы в любом случае будут снижать зависимость ЕС от поставок по трубопроводам из РФ, в целом, и от транспортировки по украинской ГТС, в частности. В последнее время принятие европейского "Зеленого курса" и связанное с этим ускорение декарбонизации сделали подобные прогнозы более актуальными.

Однако планы Европы по декарбонизации могут также открыть новое окно возможностей для Украины. В лучшем случае, растущий спрос на различные низкоуглеродные газы - биогаз, биометан и водород - может привести к увеличению, а не уменьшению энергетического сотрудничества между ЕС и Украиной. Новые совместные проекты по производству и транспортировке низкоуглеродного газа могут - помимо других вопросов, таких как крупномасштабное хранение газа ЕС в украинских подземных хранилищах - стать неотъемлемой частью будущей интеграции Украины в европейские энергетические рынки.

Украина имеет потенциал для производства 7,5-10 млрд. куб. м биогаза и биометана в год, что составляет примерно 25-30% от ее собственного годового потребления природного газа. Поскольку затраты на производство такого газа относительно высоки, спрос на этот источник энергии в Украине в настоящее время может быть низким. Тем не менее, уже сегодня он может быть привлекательным для европейских потребителей. Технически, эти виды газа могут поставляться по существующим трубопроводам без значительной модернизации, после внесения некоторых изменений в действующее законодательство, которые, как ожидается, произойдут в ближайшее время.

В то время как экспорт биогаза является вариантом доступным в уже обозримом будущем, многообещающей долгосрочной перспективой является производство и экспорт украинского водорода. Европейская водородная стратегия, как часть Европейского зеленого курса, предусматривает, что "Восточное соседство, в частности Украина, и страны Южного соседства должны быть приоритетными партнерами". Стратегия призывает установить к 2030 году в ЕС 40 ГВт электролизеров, производящих водород с использованием возобновляемой или низкоуглеродной энергии. Дополнительные электролизеры мощностью еще 40 ГВт предполагается установить в странах-соседях ЕС, откуда ЕС сможет импортировать эту "зеленую" энергию. Планируется, что электролизеры мощностью 10 ГВт из запланированных новых 40 ГВт будут расположены в Украине.

Несмотря на хорошие общие перспективы развития украинского производства водорода для Европы, в Украине этот план сталкивается с некоторыми специфическими проблемами. Первая и самая главная технологическая проблема заключается в том, что украинские газопроводы пока не подходят для транспортировки водорода. Поэтому их необходимо модернизировать, чтобы использовать для такой новой экспортной функции.

Некоторые украинские газотранспортные компании в сотрудничестве с различными техническими университетами и другими научными учреждениями уже изучают возможность транспортировки водорода по существующим распределительным сетям. Эти украинские исследования могут представлять интерес и для других стран с аналогичными энергетическими системами, в первую очередь, для стран посткоммунистической Восточной Европы. Однако в ближайшее время потребуются значительные инвестиции в новую инфраструктуру производства и транзита водорода, чтобы создать и использовать преимущества модернизированной сети трубопроводов и компрессоров.

Кроме того, необходимо переосмыслить и перепроектировать общую организацию всей газовой системы Украины. Текущие объемы потребления и транзита газа намного ниже, чем позволяют ранее установленные мощности - дисбаланс, который повышает общие фиксированные затраты и конечную цену услуг по транспортировке и распределению. Например, общий транзит газа в Украине в 1998 году составлял 141 млрд. куб. м, а к 2020 году – всего 55,8 млрд. куб. м. С учетом действующих контрактов к 2024 году этот объем может еще больше уменьшиться до 40 млрд. куб. м в год.

Столь же радикальные изменения произошли и в собственном потреблении газа в Украине. Если в первый год независимости в 1991 году оно составляло 118 млрд. куб. м, то в 2013 году оно снизилось до 50,4 млрд. куб. м, а в 2020 году - до 31 млрд. куб. м. Относительно последней цифры следует отметить, что в этот объем не входит потребление газа в неконтролируемых частях Донбасса и оккупированном Крыму.

Второй серьезны вызов для Киева – привлечение достаточного объема внутренних и внешних инвестиций, необходимых для того, чтобы в полной мере использовать высокий украинский потенциал в области производства и транспортировки "зеленого" газа. Финансирование, прежде всего, необходимо для перепроектирования и реконструкции существующих газовых сетей и их подготовки к передаче водорода. Производство водорода, в свою очередь, предполагает строительство новых мощностей для его производства, предпочтительно с использованием возобновляемых источников энергии в процессе электролиза.

Популярные статьи сейчас

Украинцев предупредили о резком повышении тарифов и дефиците газа

Украинцам объяснили, куда "пропал" стаж с портала ПФУ

Украинцам разъяснили, как будут работать школы с 20 сентября

В Украине резко сократилось число пенсионеров: данные ПФУ

Показать еще

Третьей проблемой вхождения Украины в формирующийся рынок "зеленого газа" ЕС станут будущие энергетические отношения и конкуренция Киева с Москвой. Предположительно, Кремль не будет ждать, пока спрос на ископаемое топливо в ЕС снизится, а доходы от нынешнего экспорта российских энергоносителей в ЕС сократятся. Россия также попытается стать экспортером "зеленого" газа и водорода в ЕС.

Для Украины существует особый риск того, что Россия, имеющая опыт ведения торговых и информационных войн, попытается ограничить возможности Украины поставлять водород в Европу путем разного рода клеветы, подрывной деятельности и вмешательства. Эта будущая угроза станет особенно актуальной в случае, если пресловутый газопровод "Северный поток-2" через Балтийское море действительно будет запущен, а ЕС станет полностью независимым от украинской ГТС. От России, конечно, нельзя ожидать честной конкуренции с Украиной. Москва может применить гибридные, информационные или даже военные инструменты - как она, в некотором роде, де-факто уже делает - для улучшения своих позиций на европейском энергетическом рынке.

Тем не менее, попытка решить эти три задачи может способствовать энергетическому переходу Украины и ее становлению как новой "зеленой" экономики. Это также может помочь компенсировать уже предсказуемые потери, которые Украина так или иначе понесет в связи с уменьшением значимости традиционного транзита природного газа. Помощь Украине в адаптации ее ГТС и производственных мощностей к требованиям европейского "зеленого курса" – это возможность для ЕС поддержать Украину перед лицом вызова "Северного потока-2".

Киеву потребуется внешняя поддержка для перепроектирования газотранспортной и распределительной систем, модернизации существующих и строительства новых газодобывающих мощностей. Украине также потребуются соглашения о поставках экологического газа, прежде всего, в страны ЕС, но, возможно, и в другие государства. Стратегические инвестиции в энергетическую промышленность Украины, включая производство и экспорт низкоуглеродного газа, будут иметь не только узко геоэкономические, но и более широкие геополитические последствия. Такая взаимовыгодная поддержка Украины помогла бы Киеву сдержать попытки Кремля развязать дальнейшую социально-экономическую нестабильность в Украине.

Поддерживая суверенитет и независимость страны, которая когда-то обладала третьим по величине в мире арсеналом атомного оружия, государства, подписавшие знаменитый Будапештский меморандум 1994 года, США и Великобритания, косвенно укрепят всемирный режим нераспространения ядерного оружия. Аналогичная аргументация касается и двух других стран, унаследовавших советское атомное оружие и получивших Будапештские меморандумы, Беларусью и Казахстаном, которые также подвергаются российским - пока только словесным - ирредентистским претензиям. Эта логика также применима к двум другим официальным государствам, обладающим ядерным оружием, Франции и Китаю, которые также предоставили Украине, Беларуси и Казахстану свои собственные государственные заверения о безопасности в 1994 году.

Поддерживая энергетический переход Украины, Брюссель мог бы укрепить страну, в которой революция, восстание Евромайдана 2013–2014 годов, была проведена под европейскими флагами и для того, чтобы обеспечить подписание Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС. Западная интеграция Украины стала предлогом для военной агрессии России в Южной и Восточной Украине в 2014 году. С тех пор Кремль ведет гибридную войну против Украины как своеобразную форму наказания за решение Киева начать принятие норм и ценностей ЕС.

И последнее, но не менее важное: Германия могла бы - путем участия в зеленой промышленности Украины - добиться некоторого возмещения ущерба, который она нанесла геополитике Восточной Европы своими двумя проектами газопроводод "Северный поток" с момента подписания первого контракта с "Газпромом" в 2005 году. Возможно, полное открытие газопровода "Северный поток - 1" в октябре 2012 года стало необходимым (хотя и недостаточным) условием для военного нападения России на Украину полтора года спустя. До 2012 года Украина имела - благодаря контролю над значительной частью трубопроводных соединений "Газпрома" с ЕС - значительный экономический рычаг влияния на Россию.

Этот инструмент сдерживания будет еще больше сокращён, если "Северный поток 2" также будет запущен. Соединенные Штаты, Великобритания и Германия окажут услугу себе и всему миру, воспользовавшись значительным потенциалом Украины стать крупным поставщиком низкоуглеродного газа для Европы и других стран.

Андриан Прокип – эксперт Украинского института будущего в Киеве и научный сотрудник Института им. Джорджа Кеннана Международного научного центра им. Вудро Вильсона в Вашингтоне.

Андреас Умланд – эксперт Украинского института будущего в Киеве и научный сотрудник Стокгольмского центра восточноевропейских исследований Шведского института международных дел.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook