Июньские встречи мировых лидеров в английском графстве Корнуолл на ежегодном саммите «большой семерки», а затем в Брюсселе, штаб-квартире НАТО, завершились традиционными коммюнике. В них лидеры западных стран подчеркнули свою коллективную приверженность решению проблем здравоохранения, экономики, экологии, космоса, продвижения своих ценностей и безопасности, где отметили противодействие России и, впервые, Китаю. По сути это заявление стало констатацией свершившегося факта – появления новой многополярности в мировом порядке с двумя явными полюсами и эволюцией всех видов конкуренции между Вашингтоном и Пекином в одно большое противостояние. Украина тоже получила свою толику глобального внимания в виде обещаний, что в будущем она может стать частью НАТО с помощью ПДЧ и будет поддержана в войне с Россией. Учитывая союзнический статус наших отношений с Западом и масштаб сегодняшних вызовов Украины – мы явно не на первом приоритете глобальной элиты.

«America is back at the table» - Джо Байден и встряска союзников

Именно этими словами, сказанными на закрытии саммита G7, американский президент дал понять – США будут всеми силами бороться за сохранение своей гегемонии. И одним из аспектов этой стратегии есть всеобъемлющая конкуренция с набирающим мощь Китаем.

В заявлении «большой семерки» обозначено, что большое внимание будет, во-первых, уделено Тайваньскому проливу (самому Тайваню, что читается между строк) и ситуации в Южно-китайском море, а мировые лидеры против попыток Пекина поменять статус кво в регионе. Второе, любые нерыночные практики в глобальной экономике, в том числе применяемые Китаем — это вызов, с которым надо справляться. Потому что эти практики подрывают честность и открытость глобальной экономики. В-третьих, либеральные демократии обращают внимание на максимально чувствительные для Пекина темы свободы и прав человека в Синьцзяне и Гонконге. И четвертое, Индийско-тихоокеанский регион должен быть свободным и открытым – что есть прямой отсылкой к увеличившемуся влиянию Китая в регионе, и, в особенности, отношениям Пекина с Пакистаном и Шри-Ланкой. В-пятых, западные лидеры приняли свою собственную инициативу Build Back Better World фантастическим объёмом в $40 трлн на противовес Одному Поясу Одному Пути (ОПОП) Пекина.

В финальном коммюнике «большой семерки» невооруженным глазом просматривается линия Вашингтона против Китая: a) борьба за Тайвань, основного производителя полупроводников. Недавняя приостановка поставок микросхем с острова из-за засухи привела в шок всю глобальную экономику. Из-за этого в 2021 мировая автоиндустрия потеряет доходов на $110 млрд; b) попытки США использовать темы прав человека и свобод в Синьцзяне как рычаг давления на Пекин; c) экономическая конкуренция с Китаем и d) мобилизация своих азиатских апологетов для борьбы с Китаем, ведь приглашенными лидерами были премьер – министр Австралии Скотт Моррисон, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин и премьер – министр Индии Нарендра Моди. То есть все члены «азиатского НАТО» QUAD были на саммите.

В коммюнике НАТО США и союзники применили более жесткую риторику касательно Китая. Он был обозначен как «системный вызов», с ним будет происходить гибридная конкуренция, а также противостояние в киберпространстве и космосе. Амбициозная стратегия Китая по достижению лидерства, регионального и глобального, которые изменят мировой либеральный порядок, вызывает опасение у Альянса. Отмечено увеличение китайского ядерного арсенала. Одновременно, НАТО готово конструктивно сотрудничать с Пекином при наличии таких возможностей.

Другими словами, Вашингтон нашел способ изъяснить европейским странам необходимость примкнуть к его глобальной политике сдерживания Китая. По сути президент Байден начал формировать антикитайскую мировую Антанту.

Ведь изначально НАТО создавалось на противовес СССР, а затем конкурировало с Россией, постоянно раздражая Москву расширением на восток. Де-юре НАТО не имеет интересов в Тихоокеанском регионе, где находится Китай, однако, по итогам саммита Альянс де-факто готов совместно с Вашингтоном конкурировать с Пекином. Очевидно, одним из фронтов, где НАТО может противостоять Китаю – это Тайваньский пролив. И если намерением Джо Байдена и его команды было получить поддержку союзников по НАТО в конкуренции с Пекином – то эта цель была достигнута. Как минимум, глава НАТО Йенс Столтенберг заявил, что Альянс готов отвечать на вызовы безопасности блока со стороны Китая.

Тем не менее, надо отрефлексировать: «насколько европейские страны готовы реально, а не на словах, поддерживать Вашингтон в его конкуренции с Китаем?». Ведь экономически многим странам – членам НАТО и G7 сейчас просто невыгодно встревать в борьбу между США и Китаем. Они бы предпочли нейтральный статус, однако, вынуждены согласиться с глобальной повесткой Вашингтона. Наиболее актуально вопрос дальнейших действий касательно Китая стоит перед Германией, Италией и другими странами ЕС. Ведь в 2020 именно КНР стала самым большим торговым партнером для Европы.

За 2020 год торговый оборот Германии набрал $2.5 трлн, и из них $258 млрд или около 10% от общего есть торговлей между локомотивом европейской экономики и Китаем. Позитивное сальдо в пользу азиатского гиганта составляет $23 млрд. При этом почти весь (!!!) экспорт Германии в Китай есть высокотехнологичным – товарами с высокой добавленной стоимостью. Это означает только одно – пока Вашингтон не найдет возможности компенсировать потенциальные издержки Берлина от экономических потерь, Германия не будет рьяно поддерживать противостояние Запада с Китаем. Такое же понимание применимо и к Италии, показатели мировой торговли которой за прошлый год составили $917 млрд, а товарооборот с Китаем $50 млрд или 5.5% от общего. Италия тоже экспортирует продукцию с высокой добавленной стоимостью. Однако, Рим наиболее заинтересован в инвестиционном сотрудничестве с Пекином, в 2019 объём совокупных инвестиций из Китая достиг уровня в $17.4 млрд.

Среди стран НАТО особо стоит отметить Турцию, и ее улучшившиеся за последние годы отношения с Пекином. Анкара является активным участником ОПОП, реализовывая свой транзитный потенциал. А в 2019 прямо перед президентскими выборами, Турция получила $1 млрд от Китая на поддержание экономики. Учитывая современное состояние отношений между Вашингтоном и Анкарой, не стоит рассчитывать на активное вовлечение Турции в конкуренцию США и Китая.

Возможно, именно необходимость иметь 100% уверенности в своих союзниках мотивировало Джо Байдена в подписании новой Атлантической Хартии между США и Великобританией. По сути, этот документ сигнализирует Пекину про начало создания новой Западной коалиции, наподобие той, которая была во времена Второй мировой против общего врага. Подытоживая, можно сказать: китайская тема на саммитах НАТО и G7 стала настоящей встряской для европейских союзников США, которые сейчас будут пытаться найти баланс между двумя геополитическими полюсами. Одновременно Вашингтон решительно пошел на увеличение давления на всех фронтах конкуренции с Китаем и привлекает к этому своих апологетов, которые тоже заинтересованы в сохранении текущего, американоцентричного, мирового порядка.

Начало «Умной» войны

Популярные статьи сейчас

Украинцам объяснили, куда "пропал" стаж с портала ПФУ

Украинцам назвали условия для получения пенсии в 10 тысяч

Украинцам разъяснили, как будут работать школы с 20 сентября

Ученые объяснили, как штамм Дельта "маскируется" под привычные болезни

Показать еще

Китай - не СССР. Пекин избегает ошибки советских лидеров, которые заигрались в идеологию, сами не веря в нее, но при этом тратили миллиарды долларов на мессианство в Африке и Азии. Изучение причин коллапса страны Советов китайской элитой архиактуально, и на этом акцентировал внимание президент Си Цзиньпин еще в 2013.

По сути СССР пытался копировать Запад и прививать другим нациям свою идеологию, подкрепляя это деньгами и, в конце концов, проиграл. Китай, напротив, прагматичен и сосредоточен на себе, на своем успехе. Используя рациональную мотивацию, Срединное Государство продолжает активно экономически работать с Западом, но при этом активно конкурирует с ним в геостратегической и геополитической плоскостях. Однако, прагматичные цели имеются и у США, которым на данный момент все еще выгодно экономическое сотрудничество с КНР. Поэтому облик противостояния США и Китая нельзя назвать «новой холодной войной», скорее это «умная война», когда два полюса рационально продолжают взаимовыгодное сотрудничество, но при этом неистово борются в определенных областях. Например, уже сейчас, в идеологическом и информационных полях, Вашингтон и Пекин ведут активные боевые действия.

Довольно резкая реакция Пекина на итоги саммитов дала понять -Китай, руководствующий реализмом в своей международной политике, готов к «умной» войне.

При этом страны прагматично не переходят в открытое противостояние или военные столкновения. В 2020 торговля между США и Китаем достигла отметки в $581 млрд или 13% от общего объёма. Вашингтону пока что выгодны дешевый китайский импорт, решение проблемы бюджетного дефицита за счет Китая и возможность иметь доступ на богатый китайский рынок для своих корпораций. Экспорт на китайский рынок – третий по величине для американской экономики.

В рамках «Умной войны» США и КНР, будучи разными полюсами мировой системы, формируют группы своих союзников и активно избегают прямого военного столкновения. При этом продолжается экономическая и технологическая гонка с целью получения пальмы первенства мировой гегемонии.

И если США, Западную Европу, и их азиатских сателлитов можно условно назвать блоком, то Китай и его временных апологетов нельзя. Скорее это не союзники, а временные друзья или приятели, чей интерес к Китаю вызван экономическими возможностями – инвестициями Пекина или доступом на громадный рынок Срединного Государства.

На данный момент в конкуренции США и Китая можно выделить следующие стратегические опции:

  1. «Неконфликтное сосуществование». Вашингтон удерживает существующие позиции, и снижает уровень влияния в местах, где это оно не может быть усиленно. Например, это Пакистан, Центральная Азия, некоторые страны Африки. Геополитический вакуум будет заполняться Пекином, как это уже и происходит. При этом США будут искать варианты получения новых экономических выгод от роста Китая и сохранения существующих;
  2. «Селективная конкуренция». Чжуннаньхай и Белый дом сохраняют экономическое взаимодействие, однако, выбрано наносят друг другу удары в виде санкций или используют третьи страны (прокси) чтобы наносить какой-либо экономический или политический ущерб оппоненту. Эту стратегию бессистемно пыталась применять администрация Трампа;
  3. «Полномасштабная конфронтация и точечное военное противостояние». В рамках этой стратегии Вашингтон продолжает формировать антикитайскую коалицию, чем-то повторяя предысторию Первой мировой войны. Параллельно Белый дом реализовывает политику экономической изоляции Китая и нагнетает ситуацию на китайской периферии – особую роль тут могут сыграть азиатские сателлиты Вашингтона. Возможно военное противостояние между Пекином и одним из союзников США, например, Индией, как это было в прошлом году в высокогорном районе Ладакх.

Украинский фокус

В условиях нового глобального противостояния, пусть и «умного», наш национальный интерес состоит в, во-первых, сохранении страны и, во-вторых, стремительном развитии. При этом оба приоритета коррелируют: только целенаправленно развиваясь мы сохранимся, и, только сохранившись, сможем развиваться.

Сейчас Украина является объектом, а не субъектом международных отношений. Яркий пример – кейс с «Мотор Сич», когда США использовали свое влияние на Киев, чтобы не дать Пекину получить технологии постройки вертолетных двигателей.

Правда такова: мировая политическая система – это океан, кишащий опасными и зубастыми хищниками, где страны пытаются максимизировать свои выгоды за счет потерь других. Поэтому Украине нельзя одурманивать себя иллюзией попытки найти драйверы сохранности и роста извне, потому что они находятся только внутри. На данный момент никто из наших соседей или партнеров объективно не заинтересован в успехе Украины. Сейчас им выгодно решать свои проблемы за наш счет.

Поэтому, чтобы не быть пешкой на мировой шахматной доске, необходимо навести порядок внутри самой Украины. В первую очередь это: стратегирование, модернизация государственного аппарата, достижение Верховенства Закона, начало реальных реформ и купирование потери капитала – необходимы гарантии и условия, чтобы бизнес инвестировал деньги в Украину, а не уводил их в офшоры.

После этого мы сможем более выгодно войти в мировой экономический порядок и избавиться от аморфности. В условиях новой многополярности нам необходимо найти свое «место под солнцем» и наиболее оптимальной звучит следующая формула: «Фокус на Украине, стратегическая работа с США и прагматизм с другими странами».

То есть Украина, во-первых, сама стремится к тому, чтобы стать региональным игроком в многополярной системе, во-вторых, сотрудничает с США в сфере безопасности, предотвращая дальнейшую агрессию России. В-третьих, активно ищет возможности прагматичного и взаимовыгодного сотрудничества с Китаем и другими. Одновременно нам нельзя быть прямо вовлеченными в геополитическую конкуренцию между США и Китаем. Лучшим статусом между двумя полюсами для нас будет нейтральный – например, как у Турции или Польши. Это же касается и нашей риторики касательно Китая – нам не стоит конфликтовать с Пекином в информационном поле, особенно учитывая, что сейчас в Китае проживает около 20 000 украинцев. Любые трения могут сказаться на них: уже сейчас нашим гражданам тяжело получать рабочие визы в Китай.

Украине необходимо активизироваться в поиске взаимовыгодных областей работы с Китаем, ведь на данный момент успехи очень скромны, особенно наш экспорт и его структура. В рамках экономического сотрудничества украинское посольство в Китае работает по формуле: «Украина – одна китайская провинция», что только подчеркивает нехватку экспертизы и мощностей в работе с Китаем.

В новых реалиях Украину должно интересовать завоевывание китайского рынка и увеличение инвестиций из Срединного Государства. Условно говоря, и нас, и Пекин сейчас устроит достижение «горячих» экономических и «умеренных» политических отношений.

Подписывайтесь канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook, страницу Юрия Романенко в Instagram