9 июня 2021 года — ровно 10 лет с момента, когда в Вооружённых силах Сирии произошёл первый случай дезертирства высокопоставленного офицера. Он послужил началом рождения «Движения свободных офицеров», впоследствии ставшее «Свободной сирийской армией» - основной антиправительственной коалицией, которая развернула войну с центральным правительством.

Это один из переломных моментов сирийской войны, когда небольшие разрозненные группы вооружённых бойцов впервые были организованы в более-менее единую структуру, в которую внешние доноры начали вбрасывать деньги и оружие.

К тому же, именно ССА стала символом антиправительственного движения в Сирии, который облюбовали западные медиа, спроектировав образ ССА на все антиправительственные силы, которые воевали против центральных властей. Под этот же образ (светской, про-демократической оппозиции) некоторые западные страны оказывали им финансовую, медийную, политическую и военную поддержку на протяжении всего конфликта.

Впрочем, сегодня эта организация практически забыта. Её фактически не существует, лишь осколки прежней структуры, разбросанные по сирийской провинции. Упадок ССА начался ещё в мае 2013 года, когда правительственные войска переломили ход сражения, а в антиправительственном движении начали возобладать радикальные элементы, расколовшие боевиков изнутри. Разногласия среди внешних доноров также негативно повлияли на стабильность ССА, способствуя разобщённости и фрагментации движения уже к концу 2014 года.

Началась эта история с человека, о котором сегодня тоже почти никто не вспомнит. Инженер из небольшого мусульманского консервативного посёлка в провинции Идлиб на северо-западе Сирии, подполковник Хусейн Хармуш стал первым высокопоставленным офицером ВС Сирии, который публично объявил о переходе на сторону антиправительственных сил. Это произошло 9 июня 2011 года во время боёв за городок Джиср аш-Шугур. Выйдя в прямой эфир, подполковник заявил, что «расстается с армией» и сообщил, что вместе с ним на сторону боевиков переходят ещё 30 его товарищей.

История Хусейна Хармуша широко транслировалась оппозиционными сирийскими медиа в соцсетях и западными СМИ, и использовалась для привлечения внимания к антиправительственным группировкам, а также для мобилизации сторонников и, что самое важное, как подтверждение ходивших по стране слухов о массовом переходе целых военных частей на сторону боевиков. Действительно, эта информационная кампания сработала: она привлекла нужное внимание западной общественности к сирийской оппозиции, персонализировала её образ, со временем замкнув на бренде «Свободной сирийской армии» и деморализовала сирийские войска.

Позднее, слухи про дезертирства оказались преувеличенными, а в боях за Джиср аш-Шугур никаких подтверждённых массовых переходов на сторону боевиков и вовсе не было, кроме эпизода с Хусейном Хармушем. Уже будучи арестованным, он сознался, что дезертировал в одиночку, и получил за это деньги.

Непосредственно «Свободная сирийская армия», о которой в последующие годы писали в прессе, была создана уже без подполковника Хусейна Хармуша через несколько месяцев. Возглавили её совершенно другие люди.

29 июля 2011 года другой сирийской высокопоставленный офицер — полковник Рияд аль-Асаад — записал видео, в котором, по лекалам Хармуша, объявил о своём переходе на сторону боевиков и призвал всех добровольцев присоединяться к его новой организации - «Свободной сирийской армии».

У них был сформирован Высший военный совет, который осуществлял командование основными операциями, а Рияд аль-Асаад стал одним из командующих коалиции. Большая часть бойцов ССА были арабами-мусульманами, но к ним также присоединялись туркоманы, палестинцы, курды и даже иностранные боевики из Ливии, Туниса, Саудовской Аравии, Турции, стран Кавказа, Марокко и Ливана. Огромное политическое влияние на структуру оказывали «Братья-мусульмане», за которыми стояли Катар и Турция.

С момента своего создания, обе организации рассматривали друг друга как соперников. «Движение» считало себя более умеренным и светским, нежели ССА с их сильным влиянием исламистов «Братьев-мусульман» и непредсказуемым иностранным компонентом.

Подковёрная политическая борьба двух структур продолжалась недолго, и завершилась победой ССА. 29 августа 2011 года подполковник Хармуш пропал без вести в одном из лагерей для беженцев у границы с Турцией. А в сентябре его «Движение свободных офицеров» объявило о вхождении в состав «Свободной сирийской армии». И вот тогда родилась та самая ССА, которую мы знаем, и которая формально существует по сей день.

Создание «Движения свободных офицеров» 9 июня 2011 года — важная дата для истории конфликта в Сирии. «Движение» привнесло в ряды антиправительственных сил хоть какую-то структуру и организацию, и привлекло в свои ряды новых людей. Кроме того,создание «Движения» в Идлибе помогло мобилизовать антиправительственные группировки, которые к концу 2011 года овладели значительной территорией провинции Идлиб, включая тот самый город Джиср аш-Шугур, ставший одним из оплотов боевиков и ключевым логистическим узлом для их операций на северо-западе, включая провинцию Латакия на побережье.

Для внешних доноров появление «Движения» и позднее ССА облегчило предоставление им помощи: можно было чётко сказать, кому идут деньги и оружие, на какие цели и с кого спрашивать, если что-то пойдёт не так. Кроме того, светский либеральный образ, который создали вокруг бренда «Свободной сирийской армии», помогал многим не очень либерально-настроенным и даже экстремистским группам, входящим в эту коалицию, получать внешнюю помощь. А правительства этих стран могли всё объяснить тем, что помогают исключительно «умеренной и про-демократической» части оппозиции, хоть это далеко не всегда было так.

Можно сказать, что события июня-июля 2011 года стали важным этапом становления антиправительственного движения в Сирии и попытки консолидации внешней военно-политической и финансовой помощи. Это определило как характер информационного противостояния вокруг Сирии (в котором ССА выступали как основной субъект со стороны оппозиционного анти-асадовского нарратива), так и последующие военные кампании, проводившиеся под зонтиком бренда ССА, и чуть не окончившиеся коллапсом сирийского правительства и захватом Дамаска в 2012-2013 годах.

Впрочем, появление либерально-демократического ореола вокруг ССА одновременно стало их слабым местом. К внешней помощи получили доступ многочисленные исламистские и исламские экстремистские фракции, входившие в ССА и действовавшие под этим именем. Впоследствии, поражение ССА в нескольких ключевых кампаниях в 2012-2014 годах создало благоприятную почву для усиления радикалов, которые в какой-то момент просто разорвали организацию изнутри. Но это уже совершенно другая история, о которой я, может, напишу в другой раз.

Популярные статьи сейчас

Мишина показала, кем заменила Эллерта, и призналась в "химии"

У Кличко озвучили планы по локдауну в Киеве

В Карпатах прогремел взрыв: погибли туристы

В Украине резко сократилось число пенсионеров: данные ПФУ

Показать еще

А судьба подполковника Хусейна Хармуша сложилась не очень. Через месяц после своего исчезновения, в сентябре того же года, он вдруг объявился на государственном ТВ, где сознался в предательстве и дезертирстве, и заявил, что всё это была информационная операция, за которой стояли турецкие спецслужбы. Позднее в СМИ просочилась информация о том, что это сами турки его и арестовали, выдав сирийским властям. Почему и при каких обстоятельствах это произошло — до сих пор неизвестно. Журналист Виссам Тареф из британского «The Guardian» писал, что Хармуша выдали сирийцам в обмен на 9 бойцов Рабочей партии Курдистана, которых разыскивали турки. Другие источники предполагали, что он стал жертвой политической борьбы с руководством ССА и их турецкими кураторами, которые заинтересовались в захвате контроля над «Движением свободных офицеров». После сентября 2011 года о Хусейне Хармуше практически ничего не было слышно.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram