Решения СНБО последних нескольких недель становятся ТОП-темой для обсуждения. Но я предлагаю оценить саму активизацию Совета Национальной Безопасности и Обороны. Данная структура может стать ключевой для президента Зеленского в реализации его планов. В том числе возможного желания выдвигаться на второй срок и не повторить при этом электоральную судьбу Петра Порошенко. Тем более, что целый ряд процессов 2021 года по своей сути очень напоминает процессы в украинской политике образца 2016–18 годов.

Вместо предисловия или «когда ты работаешь в Институте Будущего»

В мае 2019 года я дал первый комментарий о том, что в логике Зеленского функционал РНБО будет изменяться. Дам отрывок из комментария для ресурса «Слово и Дело»:

"При этом, учитывая то, что политическая конфигурация будет меняться, как и задания перед государством, вполне вероятно, что и в АП, и в СНБО со временем будут происходить серьезные изменения, добавил эксперт.

По его словам, функционал СНБО будет изменен. Возможен отход от исключительно военной сферы не только на ближайшие месяцы. Поэтому могут появиться новые исполнители, вопрос не только в Данилюке."

Признаться, я несколько оптимистично поставил на усиление СНБО сразу после выборов. Окружение Зеленского возлагало надежды на турборежим и электоральный разгром оппонентов. Однако, когда первый запал прошёл, базовые проблемы, главной из которых является кадровый голод, дали о себе знать. Низкое качество управленческих решений, угроза потеря контроля над процессами в стране, давление финансово-промышленных групп и предсказуемое отсутствие истории быстрых побед (на что так рассчитывал Зеленский) негативно бьёт по рейтингам президента и заставляет искать новые форматы принятия решений, коммуникации с обществом. Поэтому логично, что роль Совета Национальной Безопасности и Обороны возрастает.

Добавим сюда озвученную после съезда партии «Слуга Народа» информацию о возможном выдвижении Зеленского на второй президентский срок. Это очень напоминает ситуацию в окружении Петра Алексеевича Порошенко 2016–17 годов. В тот момент в Администрации президента серьёзно озадачились вопросами подготовки второго срока и занялись подготовкой — созданием имиджа «полководца», ослаблением потенциальных конкурентов и подготовкой конфигурации спарринг-партнёров.

Ситуация развивается по спирали. У Зеленского схожие проблемы в политике, экономике. Поэтому в логике «второго срока» роль СНБО становится крайне важной – на структуру ставят как на один из механизмов, способных предотвратить повторения электоральной судьбы предшественника.

Базовые проблемы президента и опыт предшественника.

Можно утверждать, что СНБО будет "набирать вес" как минимум до июня-августа месяца. В тот период будет очевидна динамика сразу по нескольким направлениям:

Конфликт центра и региональных элит

Формирование региональных кланов завершилось. Единого фронта «борьбы с центром» не возникнет. Но конфликты вокруг отдельных тем, решений будут проявляться в еженедельном формате. Не все станут темой обсуждения на национальном уровне. Но пикировка местной власти и центра будет рушить доверие к официальному Киеву в отдельно взятом регионе. И так ОТГ за ОТГ, область за областью. К концу лета станет понятно, смог ли Офис президента сформировать новую систему, если не контроля, то, хотя бы, диалога с регионами.

А что скажут «тяжеловесы»

Популярные статьи сейчас

Илларионов рассказал, когда Путин может атаковать Украину

Украинцам объяснили, как платить за газ с 1 мая

Кулеба назвал новый элемент агрессии России, которого не было в 2014-м

Эксперты проверили качество бензина на украинских АЗС

Показать еще

Пикировка с олигархическими группами. как явными, так и с теневыми "решалами" будет продолжаться. К концу лета окончательно сформируется базовый баланс интересов СМИ - того, что формирует политическое поле. То есть мы сможем увидеть кто в этой охоте за политическим трупом будет работать как загонщик, кто ожидает случая для удачного удара. А кто всё же пытается вытянуть президента в обмен на выгоду для себя.

ОРДЛО как сложный выбор из плохих для Зеленского вариантов

Помним слова о «завершить за год». Сейчас пока что в ОП говорят о достижении в виде «продержавшегося долго режима прекращения огня». К июлю станет очевидным полный провал идеи "выехать на белом коне миротворца на Донбассе". Не токсичных (для окружения Зеленского) проектов договорённостей не будет. Для выхода на новые контуры необходимы две вещи — видение «что ты хочешь получить» и коммуникация с обществом.

Вполне вероятно, что президенту начнут лепить имидж «непримиримого борца с российским влиянием» – повторение того, что делало окружение Порошенко на рубеже 2016–17 годов.

Углубляющийся кризис в Верховной Раде

Президент уже не имеет фактического большинства в Парламенте. Фракция «Слуг» расползлась на несколько групп, которые очень неохотно голосуют синхронно. Большая часть решений — результат тактических договорняков с другими политическими силами и группами влияния в парламенте. Вновь повторение ситуации времён Петра Алексеевича образца 2017–19 годов. Когда «коалиция» вроде бы есть, но дать 226 голосов она не может по определению.

К августу-сентябрю формирование нового баланса в ВР завершится. Как и паралич в принятии управленческих решений. Проголосовать любое кадровое назначение будет невозможно без компромиссов и «благодарностей» сразу нескольким группам влияния. Причём, в зависимости от ситуации, про президентское ядро будет выбирать тактических союзников. Постоянный и устойчивый альянс невозможен в силу упомянутых выше проблем.

Кадры и правительство

Перечисленные выше причины, помноженные на кадровый голод, создают для президента «ловушку правительства». Качественных исполнителей на ключевые посты крайне мало. Возможность полной отставки Кабмина и успешного голосования в Раде за нового премьера и новый состав правительства мала. Это резко усиливает роль Шмыгаля как непотопляемого, но, одновременно, и токсичного. Забавно, но даже в случае разногласий с премьером, президент вынужден будет работать на его удержание, поскольку легче обеспечить «недобор» голосов за недоверие Кабинету Министров, чем предложить новый состав. В то же время отставки будут. И, как при Петре Порошенко, новые лица зайдут в правительство в статусе и.о. Во-первых, не надо договариваться с депутатами, во-вторых усечённый статус назначенцев даёт иллюзию большего контроля над ними.

Общая ситуация в политической системе очень похожа на ситуацию с Петром Порошенко в 2017. Недееспособная Верховная Рада, премьер Гройсман, который быстро стал «непотопляемым» и относительно самостоятельным, необходимость договариваться сразу с несколькими ФПГ и, наконец, вопросы нового имиджа первого лица. Да и проблемы с региональными элитами тогда проявлялись достаточно явно. Всё это на фоне падающего рейтинга.

Сегодня меняем фамилии и получаем стартовые позиции для Зеленского.

Логика действий Зеленского с СНБО

Пробный камень в виде атаки на Медведчука показал действенность механизма принятия решений через СНБО. Более чёткая и резкая позиция президента отразилась на рейтингах. В первую очередь самого Зеленского и сил, которые население отождествляет с ним. Если связать полученный (надо отметить, весьма ограниченный) результат с озвученными идеями о «втором сроке», то логично, что именно СНБО должен был стать основным центром принятия управленческих решений. Ведь:

  • последовательная работа Кабинета Министров, отдельных ведомств лишь опосредованно добавляет «очки» президенту, то Совет Нацбезопасности — это его политический актив. Кроме того, на фоне небольших рейтингов президента, появление успешного управленца может восприниматься в Офисе президента как возникновение будущей конкуренции на электоральном поле.
  • слабость позиций в Верховной Раде не даёт возможности запуска «турборежима» и решения кадровых вопросов во всей системе управления. Кроме того, население не увидит прямой связи между успешным принятием нужного законопроекта и инициативой Зеленского — будут десятки спикеров из числа нардепов и ядро информационного повода находится в стенах парламента.
  • общий кадровый голод. При нехватке квалифицированных исполнителей во властных структурах для разработки и принятия решений ты вынужден опираться на то,что есть, концентрировать кадры, которым доверяешь в одном управленческом центре. СНБО и есть таковым.
  • Возможность дозировать информацию о принятых решениях, ссылаясь на режим секретности. Таким образом, избегаешь встречной волны аргументированной критики, которая сопровождает решения Кабмина и Верховной Рады.
  • И, наконец, возможность разыграть спектакль «царь хороший — бояре плохие», сбрасывая негатив от проваленных либо непопулярных решений на других. Например, министров, местные власти и так далее.

В этой логике лежали и последующие решения СНБО — принимать к рассмотрению резонансные вопросы, демонстрировать решительность, твёрдость и скорость реакции. Следом за каналами Медведчука зашли санкции в отношении бизнеса. Прикарпатзападтранс как своеобразное проявление «восстановления справедливости после приватизации» стоит особняком. Дальше пошли вопросы контрабанды и COVID-19.

С последним особо интересно — закупка тех же вакцин лежит вне сферы ответственности Совета нацбезопасности и обороны, инфраструктура медицинских учреждений не создаётся приказами и указами. Тем не менее, на фоне скандалов с пробуксовывающей вакцинацией и всплеском заболеваемости есть громкое решение. Если оно провалится — виновными будут «назначены» исполнители. Например, министр здравоохранения.

С коммуникационной точки зрения выстраивается линия на развитие тезиса «президент — борец за справедливость». Подчеркну — справедливость, а не законность. Ведь те же вопросы нарушения таможенного законодательства решаются путём создания нормативных актов, системы работы государственных органов и так далее. Это законно. Но народ требует быстрой справедливости, а нормативные акты — это скучно и долго.

Происходит постепенная подмена Кабинета Министров и парламента. И, в этой логике, необходима серия решений по позитивной повестке. Таковыми могут быть, например, вопросы демографии (поддержка семей), социальных гарантий. Либо решения в области стимулирования экономики. Независимо от результатов исполнения, сами инициативы будут использованы для добавления в имидж Зеленского ноток о «заботливом президенте, понимающем интересы народа».

И, наконец, тема Донбасса, санкций против российских компаний. Зеленский, очевидно, попал в западню собственного тезиса «договоримся за год». Двенадцать месяцев прошли и ничего нового. Те же обсуждения концепций и в конечном итоге вновь подходим к началу обсуждения идеи миротворцев. Кольцо замкнулось. Выход — попытка поднять ставки в коммуникации и отойти от имиджа «сторонника перестать стрелять». То есть лепить президенту имидж если не гетмана-полководца (занят Порошенко), то, по крайней мере «защитника». Что мы и наблюдаем сегодня.

Вилка последствий

Турборежим решений СНБО, несомненно, положительно отразится на рейтинге президента Зеленского. Если угадать с темами, правильно коммуницировать, процент одобрения украинцами действий «гаранта» будет расти. Но, до определённых границ.

Стоит вспомнить общую проблему государственной системы — вопрос не только в принятых решениях, но и в их реализации. СНБО не имеет исполнительных структур. Выполнение его решений остаётся за Кабмином, парламентом (оформлением идей в законы), местными властями и судами.

Поэтому пробуксовка неизбежна. На первых порах (до двух месяцев) можно играть в игру «царь хороший — бояре плохие». Резко повышать градус коммуникации, пытаться устроить публичный разнос чиновникам. Можно ожидать решений СНБО по региональной проблематике — наступление на самостоятельность региональных элит.

Но стоит помнить, что кадровая скамейка запасных короткая, а голосов в Раде может не хватить. Поэтому заявления могут поддержать видимость действий, но они вновь грозят упереться в паралич государственной системы.

И тут у Зеленского есть выбор из двух вариантов действий:

  1. Если кривая рейтингов будет ползти вверх, либо остановится, возможно решение о роспуске парламента. Ещё один сильный шаг, добавляющих пару процентных пунктов к электоральной «карме» Зеленского. Выборы, несомненно, позволят выпустить пар напряжения в обществе. Но, в данном случае результатом, скорее всего, будет коалиция в Раде. «Слуга Народа» останется крупнейшей фракцией, но потеряет монобольшинство. Дальше можно будет играть в новое коалиционное соглашение, пиарить документы и дискуссии, не имеющие практической ценности. Вопрос лишь в том, что выборы возможны в 2022, на пиаре новой Рады можно дожить до 2023. А что делать ещё год до выборов?

  1. Второй вариант — дальше идти путём поддержания у Офиса президента и Совета Нацбезопасности и Обороны имиджа единственных органов, способных принимать решения в стране. На первый взгляд, это создаст видимость успеха окружения президента. Но такая война окончательно разрушит доверие к государственным институтам. А иллюзия контроля остаётся иллюзией — невозможно, имея ограниченный кадровый резерв, обеспечивать нормальное выполнение даже принятых тобой решений.

Возможен ли третий вариант? Улучшение системы работы с кадрами, формирование резерва эффективных управленцев, подбор людей по критериям компетентности, а не близости отношений. Это тактически ослабит позиции ближайшего окружения Зеленского, но усилит страну. А там, чем чёрт не шутит, может и на следующих выборах будут шансы. Кстати, ради таких принципов многие и голосовали за Зеленского в 2019. Но: если такое не получилось на фоне эйфории от победы, в период первых испытаний, уверенности в неизбежности такого сценария сейчас нет.

Поэтому остаются два ключевых алгоритма действий, которые создают хорошую картинку, но не решают проблемы государства по сути. Не дают, кстати, и ответа на вопрос об электоральных перспективах Зеленского на следующих президентских выборах.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook