12 января 2021 года Украину с официальным визитом посетила президент Молдовы Майя Санду, избранная на этот пост в ноябре прошлого года.

Я знаю, что в части украинских СМИ из Санду уже сделали очередного кумира: лидер про-европейских сил одолел лидера тёмных про-российских сил (Игоря Додона), и теперь в Кишиневе у нас появился союзник.

Перед её визитом были высокие ожидания каких-то дипломатических прорывов, в особенности на Приднестровском направлении и в сфере евроатлантической интеграции. Очевидно, из-за про-европейского курса, который исповедует партия Санду, у нас считали, что она немедленно приступит к демонтажу российского влияния в Молдове и вытеснению российских военных из Приднестровья.

Кроме этого, есть и более интересные вещи, на которые стоит обратить внимание, более практического характера, и касающиеся непосредственно молдавско-украинских отношений.

Итак, визит Майи Санду в Киев завершился совместной пресс-конференцией с Владимиром Зеленским и подписанием между ними политической декларации о стратегическим партнёрстве и меморандума о развитии трансопортно-транзитного потенциала двух государств. Позже, опубликовали и совместное заявление двух президентов по итогам переговоров. В целом, если взять всё это вместе, в ходе визита стороны договорились о следующем:

  1. Укреплять взаимодействие с партнёрами в Центрально-Восточной Европе;

  2. Вывести молдавско-украинские отношения на стратегический уровень;

  3. Усилить молдавско-украинский диалог в рамках Восточного партнёрства с ЕС;

  4. Сохранять приверженность евроатлантическому курсу, который остаётся стратегическим для Кишинева и Киева;

  5. Продолжать обмениваться мнениями о ситуации в Приднестровье и дальнейших шагах с учётом посреднической роли Украины в формате «5+2»;

  6. Уважать территориальную целостность и суверенитет друг друга с учётом ситуаций в Приднестровье и в Крыму;

  7. Восстановить двусторонний диалог на наивысшем уровне, и для этого создать Президентский совет, где будут встречаться главы государств и координировать свои действия по ключевым направлениям взаимной повестки — энергетика, инфраструктура, транспорт и логистика;

  8. Продолжать переговоры о совместной борьбе с контрабандой в приграничных регионах;

    Популярные статьи сейчас

    Украинцам назвали условия для получения пенсии в 10 тысяч

    Выживший турист после взрыва в Карпатах рассказал детали трагедии

    Ощадбанк объяснил, нужна ли страховка для проведения платежей

    В Украине резко сократилось число пенсионеров: данные ПФУ

    Показать еще
  9. Построить современную магистраль, которая соединит Кишинев и Киев, а также сократит время путешествия из одной столицы в другую. Магистраль должна пройти по маршруту «Кишинев-Сорока-Ямполь-Киев»;

  10. Расширить транспортно-логистические узлы в приграничных регионах, включая строительство нового моста через Днестр;

  11. Увеличить объемы хранения природного газа для Молдовы в украинских хранилищах и увеличить объемы поставок украинского газа в Молдову и через Молдову в Румынию;

  12. Возродить активную работу двусторонних меж-ведомственных комиссий и рабочих групп по спорным моментам.

Все эти итоги визита я бы разделил на две части. Первая половина — это по большому счету декларативные заявления, которые имеют скорее ритуально-символический характер. Вторая половина — это уже более прикладные проекты, имеющие конкретное значение и могут быть реализованы в ближайшие годы.

Сразу начну с Приднестровья и РФ. Ожидаемо, никаких прорывов здесь не произошло. Вопрос Приднестровья решается не в Киеве или Кишиневе. Акции давно находятся в руках правящих элит Бухареста, Берлина, Парижа, Москвы и Вашингтона. Именно от наличия или отсутствия компромисса между внешними игроками будет зависеть судьба Приднестровского региона, а не от политической воли, желания или даже «дорожных карт» Майи Санду и Владимира Зеленского. Для урегулирования этого конфликта нужен политический договорняк, в который, тем не менее, вполне могут вписаться Украина с Молдовой, если смогут \ захотят \ будут способны это сделать.

Ожидания украинской общественности и медиа-пространства, связанные с Приднестровьем, очевидно проистекают из публичных заявлений Майи Санду о необходимости вывода российских миротворческих сил из мятежного региона. Однако в этой позиции нет ничего нового или неожиданного.

Ещё в 2017 году при президенте Игоре Додоне парламент Молдовы принял резолюцию, требующую от РФ вывода своих войск из Приднестровья. Да и в самой России эту идею публично озвучивают уже несколько лет. Владимир Путин в прошлом месяце лично выражал готовность вывести войска (их там около тысячи), но, дескать, в правильное время и в правильный момент. Иными словами, Россия не против это сделать, но имеет свои условия, которые обсуждает с Евросоюзом и США.

Идеальный вариант для РФ — это вывести войска одновременно с преобразованием Молдовы в федерацию, в которой Тирасполь сохранил бы свою автономию от Кишинева и даже имел бы вето на ключевые стратегические решения центра.

Я согласен с тезисом Андрея Окары в его статье о стремительном угасании ценности Молдовы для России в последние годы. Действительно, геостратегический смысл российского военного присутствия в Приднестровье уже совсем не тот, что был в 1990-е и 2000-е годы.

Времена поменялись, а с ними и региональная геополитическая среда. Глобальные трансформации мирового порядка де-актуализируют старый баланс сил, сформированный после «холодной войны», в том числе на постсоветском пространстве, где наблюдается размывание доминирующего российского влияния. Это подталкивает стороны к поиску новой модальности урегулирования старых конфликтов на основе уже новых условий и позиций. С этим и связана активизация политического процесса по Приднестровью начиная с 2016-2017 годов.

Вот и заявления Майи Санду хорошо вписываются в логику происходящего. Она не выходит за рамки общих декларативных тезисов, которые в основном и присутствуют в медиа. Реальные же переговоры о судьбе Приднестровского региона происходят на совершенно ином уровне. К тому же, надо заметить, что администрация Санду пока что не имеет чёткого видения урегулирования конфликта или плана действий на этом направлении. Соответственно, ожидать чего-то по-настоящему «прорывного» не стоит. А если какие-либо изменения с Приднестровьем произойдут, то не из-за президента Молдовы или Украины, а скорее по итогам глобальных переговоров в треугольнике Россия-США-ЕС. Украина живёт категориями старого мирового порядка, поэтому в нашем медийно-политическом пространстве Приднестровье — это все ещё мега-острый для Кремля вопрос, Запад — это объединённый альянс «сил добра» против «оси зла», а всё поведение Москвы можно объяснять «имперской логикой» и «желанием построить Новороссию или СССР 2.0».

Точно таким же wishful thinking я считаю сотрудничество Молдовы и Украины по членству в НАТО. В данном вопросе мы снова возвращаемся к конфликту за Крым и Приднестровье, которые не будут разрешены без позволения внешних игроков. Более того, обе страны не готовы к членству в НАТО. Проблема ведь даже не в том, что у них отсутствуют какие-то партнёрства или связи, а в отсутствии реальных реформ в секторе безопасности, обороны, правоохранительной системы и правосудия. Чтобы претендовать на членство в НАТО, необходимо построить стабильные, предсказуемые социальные и политические институты, иметь устойчивую экономику. Этого, увы, ни в Молдове, ни в Украине не наблюдается.

А теперь по поводу второй половины договорённостей. Здесь уже поинтереснее. Я считаю правильным, что президент Украины Владимир Зеленский сделал акцент именно на транспорте и логистике, а не на Приднестровье или евроинтеграции в своём выступлении на пресс-конференции с Майей Санду.

Топовыми вопросами молдавско-украинских отношений всегда оставались проблемы приграничной торговли, контрабанды, споров относительно земельных участков на побережье Дуная и по поводу распределения водных ресурсов Днестра. Этому и была посвящена большая часть визита, что однозначно правильно и логично с нашей стороны.

Строительство автомагистрали между Кишиневом и Киевом — хорошая и амбициозная задумка. Одним из важнейших направлений внешней политики Украины является инфраструктура и логистика. В контексте различных глобальных и региональных проектов, которые сейчас развиваются (такие как китайский «Один Пояс, Один Путь» и про-американский «Трёхморье») и необходимости Украины диверсифицировать свои внешние связи развитие логистических узлов и модернизация транспортной инфраструктуры выглядят логичными и правильными действиями.

В случае успешной реализации, автомагистраль поможет не только обойти неудобные, длинные и сложные маршруты в Молдову через Приднестровье, но и сильнее связать Украину с Молдовой, тем самым давая хороший толчок развитию Юго-Западного транспортного коридора, остающегося у нас весьма слабым.

Кроме того, я считаю позитивным сигналом заявления обоих президентов об их намерении присоединиться к инициативе «Трёхморья» - проекту, который продвигают США при участии стран «Вышеградской четвёрки», который должен связать государства трёх морей — Балтийского, Чёрного и Адриатического. Украина и Молдова имеют потенциал участвовать в этой концепции, и могут получить существенную выгоду для своих торговых позиций и транспортной связанности с Центрально-Восточной Европой и Балканами.

Конечно, существуют определённые сложности. Проектом курируют Штаты, и в ЕС его рассматривают как противовес немецко-французскому влиянию. Кроме того, Украину и Молдову приглашали в «Трёхморье», и они этот призыв проигнорировали, что подорвало доверие европейских партнёров к Киеву и Кишиневу. Наконец, существуют разногласия внутри проекта между странами Восточной Европы и Балтии, которые усложняют реализацию разных инфраструктурных инициатив, часто привязанных к внутриполитической повестке в разных странах.

Отдельно хочу отметить заявления двух президентов по поводу энергетики, где также наблюдаются весьма неплохие инициативы. По итогам встречи с президентом Молдовы, правительство Украины сделало заявление, в котором снова напомнило о том, что обе страны намерены вместе интегрироваться в европейскую континентальную электроэнергетическую сеть ENTSO-E. Об интеграции в эту организацию говорят уже давно. Ожидают завершить процесс к 2023 году.

Синхронизация национальных энергосистем Молдовы и Украины с европейской сетью является крайне важной для модернизации энергетических систем и уменьшения зависимости от России. Украина получает возможность объединить свою электроэнергетическую систему в рамках одной общеевропейской сети и отвязаться от технической зависимости от России.

Для Молдовы, также зависимой от РФ и Приднестровья, открывается возможность освободиться от этих связей и получить возможность укрепить свою самостоятельность в этих вопросах. Без Украины Молдове крайне сложно интегрироваться. Если Украина войдёт в ENTSO-E самостоятельно, то Молдова окажется в изоляции со всех сторон.

К сожалению, заявления Зеленского и Санду обошли стороной спорные вопросы молдавско-украинской повестки. Судя по всему, сторонам не удалось договориться по поводу порта Джурджулешт на Дунае. Молдова желает углубить русло реки, чтобы порт мог принимать крупнотоннажные судна. Об этом публично говорил предшественник Майи Санду в должности президента — Игорь Додон — во время своего визита в порт в мае 2020 года. Эту тему поднимала сама Санду в ходе своего предыдущего визита в Киев в июле 2019 года в качестве премьер-министра Молдовы. Для Украины же Джурджулешт — это конкурент порта Рени.

Кроме того, не достигли договорённостей и в остром вопросе Днестровского гидроузла. Украина планирует построить ряд малых ГЭС на реке Днестр. В Молдове считают, что это уменьшит сток реки и приведёт к перебоям с поставками пресной воды. К тому же, до сих пор не разграничили участок границы в 17 гектаров на правом берегу Днестра, где частично стоит Днестровская ГЭС-2. Этот вопрос президенты решили передать в ведение профильных ведомств и рабочих групп. А после визита президент Молдовы намекнула, что будет искать поддержки своей позиции по Днестру в Европейском Союзе.

Ну и наконец, Зеленский и Санду практически не говорили о борьбе с контрабандой, ограничившись буквально одной дежурной фразой о необходимости бороться с этим явлением. Я думаю, я не «открою Америку», если скажу, что приграничная контрабанда с Молдовой — это огромный многоуровневый бизнес с оборотом в миллиарды долларов, в который вовлечены могущественные и влиятельные люди из Кишинева, Киева, Москвы, Бухареста и, возможно, других столиц.

Согласно докладу Украинского Института Будущего моего коллеги Игоря Тышкевича, Приднестровье стала настоящим хабом для контрабандных товаров между Украиной и Европой. Товарооборот между Украиной и Приднестровьем ежегодно увеличивается: если в 2014 году Украина занимала в торговле с непризнанной ПМР 7%-8%, то в 2018 году эта цифра выросла до 21%, став вторым торговым партнёром сепаратистов после России. Ещё летом 2019 года тогда ещё премьер-министр Майя Санду публично обвиняла украинские власти в потакании сепаратистам и поддержке коррупционных и контрабандных схем, на которых фактически держится экономика мятежного региона. Основные товары, которые проходят нелегально через Приднестровье — это алкоголь, сигареты и топливо.

Сигареты — особенно «ходовой» товар в контрабандных потоках через Приднестровье, на территории которого работают как минимум два крупных предприятия по производству сигарет, гоняющих их в Молдову, Румынию и далее в страны Евросоюза.

Кстати, в контрабанде кроется одна из причин, по которой Молдова и Украина имеют ограниченные возможности на решение Приднестровского конфликта. Ведь если честно говорить об урегулировании, то это не только проблема российского военного присутствия. Причины, по которым конфликт вспыхнул в 1990-е годы, не столь актуальны в 2021 году.

По сути, конфликт в Приднестровье — это наглухо замороженная «серая зона», существование которой сегодня выгодно всем участникам. И ключ к решению конфликта в том числе лежит в карманах влиятельных молдавских, украинских, российских и других олигархов. Любые изменения политики Киева и Кишинева по приднестровскому направлению немедленно подтянуть к себе вопросы, связанные с устойчивостью контрабандных потоков. От этого никуда не деться.

С другой стороны, зависимость теневой экономики Приднестровья (на которой построено благополучие местных элит) от Украины и Молдовы даёт обоим странам серьёзный рычаг давления на Тирасполь, который можно использовать в рамках неких политических договорённостей по конфликту. Однако на данный момент желания, готовности, воли и плана действовать таким образом не наблюдается ни у молдавского, ни у украинского правящего класса.

В целом, я рассматриваю визит президента Молдовы Майи Санду в Украину как хорошее и позитивное событие. Инициативы, которые были озвучены, правильные, логичные и несут реальный смысл. Если говорить о рисках на этом направлении, я их вижу три штуки:

  1. Слабость фигуры президента в Молдове. В парламентской республике Майя Санду имеет ограниченные полномочия и не может самостоятельно решать многие вопросы, связанные с вышеупомянутыми направлениями. Таким образом, её слово и роль в реальном продвижении инициатив остаётся незначительной как минимум до досрочных парламентских выборов. К тому же, у неё пока что нет чёткой стратегии или программы внешней политики, как и до конца сформированной команды;

  2. Внешнее влияние. Молдова и Украина находятся под сильным воздействием внешних сил и зависят от мировой и региональной повестки. Они не имеют полноценного контроля над процессами. Соответственно, если что-то изменится, это может повлиять и на молдавско-украинское двустороннее сотрудничество;

  3. Слабость государственных институтов, внутриполитическая нестабильность и бюрократические проволочки. Это актуально и для Украины, где любые инициативы могут стать жертвой олигархических войн и банальной тупости, так и для Молдовы с её крайне фрагментированной феодально-олигархической системой. Политическая безответственность, отсутствие сильного центра, неэффективность институтов и коррупция могут помешать реализации инициатив практически на любом этапе, начиная от переговоров на уровне профильных ведомств и заканчивая реальными работами на местах.

Президент Молдовы Майя Санду напоследок пригласила Владимира Зеленского в Кишинев. Я искренне надеюсь, что президент Украины совершит этот визит в скором времени, дабы закрепить достигнутые соглашения и привнести в них ещё больше смысла и инициатив, а также держать их на постоянном контроле.

Молдова — очень важное направление внешней политики Украины, страна, с которой мы должны развивать отношения и через которую мы можем усилить свои региональные позиции в Центрально-Восточной Европе, сильнее завязаться с Румынией и упрочить своё влияние на Чёрном море.

Для Украины приоритетом внешней политики должны быть соседи и различные региональные проекты, позволяющие нам диверсифицировать внешние связи, строить гибкие ситуативные альянсы и усиливать собственный потенциал на международной арене.

Если понравилась статья, подписывайтесь на Facebook-страничку и телеграмм-канал автора, а также поддержите деньгой на Патреоне.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook.