Эмоции по итогам яркого участия Витольда Павловича Фокина в работе ТКГ несколько улеглись, но до сих пор идут дискуссии на тему «а что это было?». Целая плеяда аналитиков разразилась комментариями, мол, Фокин – это способ отвлечь внимание от якобы капитулянтских намерений главы ОП Андрея Ермака. Маша пристроила дедушку, чтобы «Андрюша» на его фоне выглядел патриотом.

Проблема этих аналитиков в том, что они через чур увлеклись «чтением между строк» и толкованием реальности на основе собственных домыслов. При этом игнорируя то, что звучит прямым текстом и происходит у них под носом. Поэтому любая манипуляция и любой вброс с условной «Машей» сбивает с толку.

Так зачем же был нужен этот аттракцион с «говорящими дедушками»? От чего отвлекали внимание Фокин и Кравчук?

Ответ предельно прост – Украина перешла к реализации «плана Б», о котором и Владимир Зеленский и тот же Ермак говорили неоднократно. Чтобы в этом убедиться, достаточно просто обратить внимание на факты.

Чем на самом деле должны были запомниться август и сентябрь, если бы не Фокин?

В очень прямолинейной форме – буквально «для особо одарённых» – на эту тему высказался вице-премьер Алексей Резников, когда его вызвали «на ковёр» в Верховную Раду. Резников сказал депутатам следующее – включите мозги, для урегулирования на Донбассе неважно, что происходит в ТКГ. Важно - какие решения принимаются и реализуются в стране, как меняется реальная обстановка, а не переговорная эквилибристика.

Внешние признаки говорят о том, что определённые решения Зеленским уже приняты и воплощаются.

Во-первых, практически незаметно была утверждена Стратегия национальной безопасности Украины на период до 2025 года. По закону она должна была появиться не позже ноября 2019 г., но неоднократно откладывалась. А теперь вдруг появилась из ниоткуда. Причём с гораздо более жесткой риторикой в отношении России, чем при Порошенко. Но ведь такие документы за один день не пишутся, только согласование занимает месяцы.

В частности, там, например, записана цель – развитие стратегических отношений с Турцией и Азербайджаном. Без консультаций с этими странами в базовый документ стратегического оборонного планирования такую фразу вставить невозможно. И это было сделано до начала операции по освобождению Нагорного Карабаха.

Во-вторых, в Украине состоялись беспрецедентные по масштабу и составу задействованных сил международные учения, с крайне демонстративными публичными акциями (чего стоит один пролёт конвертопланов над Днепром). Они явно были подготовлены в пику российским маневрам «Кавказ-2020». Но ведь подготовка таких учений – это снова месяцы. В эту же копилку – новое соглашение с Великобританией о строительстве ракетных катеров. Эту сделку пытались сорвать разные силы, но теперь укрепятся связи с Лондоном. Не только Москве, но и Берлину с Парижем (которые не очень-то справляются с ролью эффективных посредников) придётся задуматься о последствиях такой украинской диверсификации.

В-третьих, Зеленский сделал ряд заявлений, в которых Россия чётко обозначена как враг и агрессор, причём не только по Донбассу, но и в привязке к Крыму. Одно из таких заявлений было приурочено к открытию сессии ГА ООН. Затем в делегацию на 75-ю юбилейную сессию ООН впервые был включен представитель президента в АРК. Идёт явное накопление сигналов по Крыму, которые начались с учреждения «Люблинского треугольника».

Таким образом, публичные проявления изменились, что говорит о смене курса. Ведь публичная часть меняется после того, как проделана определённая подготовительная работа.

Когда произошла эта смена? И в чём заключается новый план?

Популярные статьи сейчас

Украинцам показали, кому и на сколько повысили пенсии

monobank подсказал украинцам, как защитить деньги на карте

Украинцам подсказали, как сменить поставщика газа: инструкция

Повышение пенсий украинцам раскритиковали из-за неравного подхода

Показать еще

Публичные сигналы говорят о том, что Зеленский пытается исправить последствия бездействия Порошенко. За 5 лет правления Петра Алексеевича не было сделано практически ничего, чтобы ликвидировать критические зависимости свободной части Донбасса от оккупированной. Связь остаётся очень тесной, у Украины недостаточно пространства для манёвра.

Например, непринято афишировать, но в течение 6 лет войны город Мариуполь критически зависит от поставок питьевой воды с оккупированной территории. Точно также подконтрольная часть Донбасса в логистическом, энергетическом и инфраструктурном плане до сих пор во многом оторвана от остальной Украины. Нагляднейший пример – «обрубки» железной дороги в Луганской области, которые упираются с одной стороны в Россию, а с другой – в ОРДЛО. Среди прочего, это уничтожает экономику региона - логистическое плечо для того же агросектора резко снижает рентабельность.

При Порошенко много и красиво рассказывали о необходимости это изменить, но ничего не происходило. Как следствие – возникла патовая ситуация, при которой Украина не могла освободить захваченную Россией территорию, но также не могла развивать подконтрольную часть Донбасса. Это было выгодно России, потому что создавало условия для инфильтрации оккупированных территорий на условиях особого статуса.

Именно при Зеленском четко обозначилось намерение вынести фактор ОРДЛО за скобки, чтобы исключить шантаж. Это стратегическое решение, которое создаёт многослойные последствия.

Во-первых, существенно усиливается переговорная позиция Украины. Если оккупированная часть Донбасса перестаёт критически влиять на свободную, исчезают предпосылки для возвращения ОРДЛО ценой политических уступок. Чем меньше рисков – тем ниже становится «цена» ОРДЛО.

Как только вожди подконтрольных России оккупационных администраций, транслируя хотелки Кремля, будут заявлять какие-то неадекватные требования, Киев сможет им говорить «да живите как хотите». Что для них смерти подобно, ведь эти образования не могут существовать без подпитки из России, а у Москвы всё меньше денег и желания содержать этот сброд ценой санкций.

Во-вторых, устранение уязвимостей и обеспечение связности Донбасса с другими регионами Украины на порядок повышает обороноспособность. Враг уже не сможет дестабилизировать ситуацию с помощью создания масштабной опасности для гражданских - отключить воду или парализовать энергосистему. Это даёт возможность по-другому выстроить приоритеты в операции объединённых сил.

В-третьих, реальные подвижки в плане улучшения ситуации в Донецкой и Луганской области – это серьёзный деморализующий фактор для жителей ОРДЛО и снижение эффективности российских нарративов. Возникает логичный вопрос – как жить, если «киевская хунта» не собирается нас «захватывать», а Россия ни в какую не хочет брать к себе, только книжечки с орлами раздаёт?

Чем подтверждается гипотеза, что Украина перешла к «плану Б»?

После саммита лидеров «нормандского формата» в Париже, Зеленский заявил, что отводит на урегулирование в рамках «минских соглашений» один год. Наглядным свидетельством прогресса должно было стать одновременное проведение местных выборов в октябре 2020 г. Однако сначала Россия должна была выполнить ряд условия в сфере безопасности. Ермак начал публично говорить об этом с апреля, а Резников - ещё раньше.

Был публично обозначен срок, после которого организация выборов на Донбассе становилась невозможной – конец июля 2020 года. В конце июля БДИПЧ ОБСЕ должна была запустить процедуры и отправить миссию в ОРДЛО, без которой проводить выборы нет смысла – их никто не признает.

К маю стало очевидно, что Россия не собирается менять позицию и выводить войска. Скорее всего именно в конце мая – начале июня было принято окончательное решение отказаться от сценария «просто перестать стрелять» и перейти к сценарию «безопасной реинтеграции» ОРДЛО, на которую власть, по словам вице-премьера Резникова, отводит 25 лет.

С июня резко возрастает плотность событий, которые свидетельствуют о намерении отсечь оккупированный Донбасс и развивать свободную его часть.

В качестве «дымовой завесы» этого процесса Министерство реинтеграции запустило разработку «стратегии экономического развития Донецкой и Луганской областей». Из презентаций основных постулатов стратегии, которые проводились в сентябре, становится ясна её истинная цель – понижение «веса» ОРДЛО.

Если отбросить словесные конструкции о «привлечении частных и международных инвестиций» (которые могут прийти, а могут – и нет), то упор делается именно на государственные инвестиции в инфраструктуру. В первую очередь – железнодорожную на Луганщине и в направлении Мариуполя.

Интересная подробность. 30 сентября парламентский Комитет по вопросам прав человека, деоккупации и реинтеграции одобрил проект постановления ВРУ, которым рекомендуется Кабмину построить жд-ветку в Луганской области. Из своих источников мы знаем, что в Кабмине готовы принять пас –уже состоялось несколько рабочих заседаний по вопросам этой ветки. Именно Минреинтеграции стало основным драйвером данного проекта, который безрезультатно обсуждался с 2015 года. Если удастся его сдвинуть с мёртвой точки, эту ветку можно будет заслуженно назвать «дорогой Резникова», потому что её значение трудно переоценить.

9 июля в Кременной состоялось открытие подстанции, которая на 6 году войны подключила свободную часть Луганщины к энергосистеме Украины. С одной стороны, теперь даже коллапс Луганской ТЭС не станет катастрофой. С другой – теперь предприятия региона имеют надежный источник энергии, можно развивать производства. Что характерно – объект построили за 11 месяцев, хотя разговоры о нём велись с 2014 года, а первые шаги в проектировании начинались ещё в 2016 г. На открытии присутствовал профильный зам Резникова – Давид Макарьян. Если проследить за активностью этого зама, то проявятся и другие интересные подробности.

Так, украинская власть наконец-то закончила все формальности с привлечением 64 млн. евро от правительства Франции на оптимизацию системы водоснабжения Мариуполя. Разговоры шли с 2017 года, ещё при В.Гройсмане Кабмин принимал какие-то протокольные решения, но сдвигов не было. В свете новых веяний все документы согласовали за 4 месяца. Уже после этого Макарьян возил французов в Луганскую область, обсуждается проект на 70 млн. евро для модернизации Попаснянского водоканала. Параллельно Резников форсированно готовит соглашение с Мировым банком на 100 млн. долларов для развития агросектора и инфраструктуры на Луганщине (заявлены беспрецедентные для процедур МБ сроки).

Это далеко не всё, можно ещё перечислять. Например, без лишнего шума готовится размещение установок солнечной генерации для обеспечения энергонезависимости общественных зданий и КПВВ, в этот проект 100 млн. грн. инвестирует НАК «Нафтогаз». Самое важное, что львиная доля подобных решений принята в июле-сентябре.

Но их затмили собой «говорящие дедушки», которые появились … правильно, именно в конце июля, когда выборы на Донбассе стали невозможными и надо было забить эфир чем-то ярким. Чтобы Россия, подконтрольные ей боевики и «пятая колонна» рефлексировали на «подачи» с украинской стороны, а не продвигали свою повестку. И скреплённое Леонидом Кучмой соглашение о перемирии сыграло в плюс украинской стороне, а не России, которая рассматривала его в качестве прелюдии к выборам.

А теперь из-за разгула коронавируса, событий в Беларуси, Киргизии и Нагорном Карабахе, отравления Навального, самосожжения журналистки в Нижнем Новгороде, бунта докеров во Владивостоке и многого другого Москве уже невыгодно срывать перемирие – сил на затыкание дыр может не хватить.

Что в сухом остатке?

Ближе к годовщине Парижского саммита у Зеленского появится возможность сказать: «смотрите, я сделал всё, что мог, и даже больше. Но Путин обнулился мозгами и не хочет мира. Поэтому наш план – держать оборону, интегрировать переселенцев, развивать наш Донбасс, развивать нашу Херсонщину и готовиться. Наше время придёт».

Все описанные выше проекты – долгосрочные. Но все они бьют в одну точку – Украине не нужен Донбасс немедленно и любой ценой. Через 25 лет – в самый раз. А пока можно вести дискуссии: кого амнистировать, а кого – нет, кого считать колаборантом, а кого – заложником ситуации. И запускать всё новые иски против России.

Подкрепление этой позиции конкретными шагами создаст для Москвы новую реальность – опция «навязать Донбасс Украине» исчезнет.

Нужно будет либо официально признавать ОРДЛО (нельзя – новые санкции), либо полностью интегрировать (нельзя – ещё больше санкций), либо уйти как можно быстрее под благовидным предлогом (больно для самолюбия, но не смертельно). Сценарий «плюс Беларусь – минус Донбасс» даёт возможность хоть как-то сохранить лицо.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook