События в Беларуси вот уже несколько недель не сходят с новостных лент, интернет полон репортажей из этой страны, высказываний, прогнозов, различных оценок. Присоединюсь и я к этому хору, но хочу посмотреть на ситуацию в этой стране с точки зрения теории социальной революции Чарльза Тилли, опубликованной в книге «От мобилизации к революции».

Введение в терминологию

Само понятия революция имеет очень много определений, споров и неоднозначностей. Чтобы найти некий общую базу для анализа, Тилли предлагает разделить концепцию революции на “революционную ситуацию” и “революционные результаты”.

Определяющую характеристику революционной ситуации была позаимствована у Троцкого - наличие более чем одного блока, которые осуществляют контроль над значительной частью государственного аппарата. Введя термин “многовластие”, Тилли утверждает, что революционная ситуация начинается в том случае, когда государство, ранее подконтрольное одной политической системе, становится объектом конкурентных требований контроля со стороны двух или более самостоятельных политических систем, и эти требования взаимоисключающие. Революционная ситуация заканчивается, когда единственная политическая система восстанавливает контроль над государством.

Причин для возникновения многовластия может быть несколько, мы их здесь рассматривать не будем. Гораздо важнее вопрос - когда такая ситуация возникает. Чтобы ответить на него, Тилли выделяет три непосредственных признака:

  1. появление соперников, выдвигающих альтернативные требования контроля над государством;
  2. приверженность этим требованиям со стороны значительной части населения;
  3. неспособность или нежелание текущей власти подавить альтернативную коалицию и/или их поддержку.

Переходя к критериям оценки революционных результатов, основным он предлагает считать переход власти от одной группы к другой (при этом революционная ситуация не обязательно приводит к результатам). В качестве основных причин для такого перехода Тилли выделяет тоже три:

  1. наличие революционной ситуации: многовластие;
  2. революционные коалиции между претендентами и членами существующей политической системы;
  3. контроль над существенными ресурсами со стороны революционной коалиции.

Революция хороводов

Перейдем теперь от теории к практическому анализу ситуации в Белоруссии, сложившейся в течение последнего месяца. Походу дела я буду вводить дополнительные штрихи из теории Чарльза Тилли. Я не буду проводить здесь параллели с ситуацией в Украине, Венесуэле и другими странами, как это любят многие; только выкладки Тилли и сравнение их с происходящим в там.

Является ли нынешняя ситуация в Белоруссии революционной?

Смотрим на первый критерий – наличие альтернативных требований и соперников, есть ли там многовластие. Увы, но лозунги «Саша, уходи» и призывы провести повторные честные выборы вряд ли можно считать серьезными заявками на власть. Оппозиционная коалиция, глава которой находится в бегах, а остальные члены сами не знают, что им дальше делать, тоже не выгладит серьёзным соперником, который способен выдвинуть конкурентные претензии на перехват контроля над государством. До недавнего времени они об этом даже не заикались. Только буквально на днях, было заявлено о создании переходного правительства, да и то, видно, по подсказке западных товарищей. Такое ощущение, что оппозиционный штаб не то, что Тилли не читал, но даже призывы Ленина не знает, который в тамошнем законсервированном совке все еще стоит на площадях любого мелкого населенного пункта.

Создание альтернативного запроса на власть – это не аплодисменты, гудки машин, хороводы, капельные пения и дарение цветочков милиционерам. Это все хорошо для «картинки», помогает почувствовать сопричастность, моральную поддержку, т.е. относится к области психологии. Но революция не делается психологическими методами. Для появления и продвижения альтернативной политической системы, необходима разработка новых идеологий, вероучений, теорий. Именно новые мысли, выражающие цели, несовместимые с продолжающимся правлением старой власти являются, по Тилли, самым надежным признаком, что революционная ситуация начинается. Вы видите что-то подобное в Белорусии? Я, увы, нет.

Второй критерий – поддержка альтернативных требований населением. Оставим в стороне вышеназванные сомнения в наличие вообще этих требований. Здесь Тилли выделяет два обстоятельства, влияющие на расширение этой поддержки:

  • внезапная неспособность государства по выполнению своих обязательств перед своими гражданами;
  • стремительный или неожиданный рост требований со стороны правительства по изыманию ресурсов у населения.

Примером первого может быть резкое ухудшение экономического и социального положения; второго – резкое увеличение налогов или возрастание давления со стороны государства на права и свободы своих граждан (что тоже является ресурсом).

Популярные статьи сейчас

"Новая Почта" потеряла дорогую посылку

Соболев рассказал, перед каким выбором стоит Зеленский

Украинцам показали, кто получает пенсии выше 50 тысяч

Аналитики спрогнозировали курс доллара после введения локдауна

Показать еще

Как с этим обстоят дела в Белоруссии?

Насколько я могу судить с первым там все не так уж и плохо. Мне могут возразить, что большинство предприятий страны сидит на дотациях и, что лафа заканчивается, но по репортажам журналистов видно, что пока катастрофического ухудшения для обычных граждан еще нет. Может быть оно не за горами, но на данный момент этот фактор не работает. Что касается второго, то с ним сложнее. Лукашенко (Л. в дальнейшем) за 26 лет настолько задавил гражданские права и свободы своих сограждан, что дальнейшее их ухудшение они могут и не заметить. Да, за последние недели гражданское сознание белорусов выросли значительно и когда ОМОН жестоко начал давить массы протестующих в первые пару дней протестов, т.е. значительно подскочило давление со стороны государства, то тут же, прямо в соответствии с теорией Тилли, произошло резкое расширение протестной базы и ее поддержка. Но с тех пор Л. действует намного грамотнее и старается, во всяком случае пока, не создавать причин для срабатывания этого фактора. Так что и здесь обстоятельства складываются не в пользу протестующих.

Поговорим о третьем критерии, выдвинутом Тилли – способность / не способность подавления со стороны старой политической системы. Как показал опыт первых дней протестов, если надо, у Л. рука не дрогнет отдать приказ на жестокое подавление. То, что он пока тактически отступил, чтобы сбить первоначальный накал, ни о чем не говорит. Надо будет повторить - повторит, надо будет применить оружия против демонстрантов – применит. Не зря он уже который день бегает с Коленькой по стране с автоматом в руках и ужесточает риторику своих выступлений.

Теперь определим, возможно ли в Белорусии достигнуть хоть каких-то революционных результатов. Опять же, применим все три причины, выдвинутые Тилли, к Белоруссии.

Во-первых, определим наличие многовластия. Как было установлено выше, оно напрочь отсутствует в стране и пока не видно никаких признаков, перечисленных Тилли, что оно может появиться.

Во-вторых, рассмотрим, как обстоят дела с переходом части нынешней Лукашенковской политической системы на сторону его противников. За исключением посла в Испании и пары милицейских капитанов, высказывавшихся против насилия первых дней, я вообще не читал и не слышал, чтобы кто-то из чиновников высшего или среднего звена заявил о поддержке требований протестующих. Хотя такая «измена» и не является обязательной для развития революционной ситуации и достижения результатов, но Тилли считал, что отсутствие такой коалиции между альтернативными претендентами и частью старой системы значительно уменьшает вероятность успешной смены власти. Можно сколько угодно потешаться над фото Л. с автоматом и называть его клоуном, но, в действительности, этот его посыл направлен не протестующим, а «своим». Этим он нивелирует выше рассмотренный фактор «измены» - мол, я еще в деле, корабль на плаву и не вздумайте с него сбегать, можете очень пожалеть. Увы, но это работает.

В-третьих, важнейшим фактором, влияющим на саму возможность достижения результатов, является контроль над основными средствами принуждения, особенно над армией. Хотя отступничество армии от старой власти ни коим образом не является главным условием для победы революции, но никакая смена власти невозможна в принципе, если правительство удерживает полный контроль над армией. Тилли использовал в своих оценка выкладки Ч. Рассела – т.н. шкалу нелояльности армии, которая включает степень нелояльности, срок, и соотношение лояльных и не лояльных в определенный момент времени. Каждый компонент состоит из 5-х градаций, где 0 – это отсутствия нелояльности и 4 - ее максимум. У меня нет доступа к информации о настроении среди солдат и офицеров белорусской армии, но то, что иногда просачивается в прессу и интернет, показывает, что все значения этой шкалы близки к нулю. Первоначальный всплеск насилия со стороны ОМОНА мог привести к изменению этого значения, но сейчас этого не происходит. Судя по всему, Л. пока контролирует армию полностью и безоговорочно. Опять же, вспомним фотку с АК, все работает в нужном для него направлении.

Прогнозы бывают трех родов: верные, неверные и научные (Гаврила Увеков, «ЛГ»)

Итак, подведем итоги нашего анализа. Основываясь на вышеизложенном, можно с уверенностью утверждать, что никакой революционной ситуации в Белорусии нет и не предвидится. Тем более не стоит ожидать достижения революционных результатов в виде перехода власти от Лукашенко к его противникам.

Значит ли это, что нынешний протест там обречен на неудачу? Определенно, да, если не произойдет коренных изменений во внешних и внутренних условиях. Но рассуждения об этих «если» не имеют уже никакого отношения к теории революций Чарльза Тилли и не являются целью данной статьи.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook