Народные протесты против авторитарного режима Александра Лукашенко в Республике Беларусь заставляют оценить возможную реакцию на них со стороны России. При этом, силовое вмешательство не может показаться нехарактерным для президента Владимира Путина, который на государственном телевидении заявил, что Лукашенко обратился к нему с просьбой о подготовке к возможной переброске отрядов российского ОМОНа на территорию Беларуси на случай, если “ситуация выйдет из-под контроля”.

Однако такой вариант развития событий, вероятно, не является предпочтительным для российского лидера. Всё же нынешняя ситуация в Беларуси не совсем схожа с обстановкой в Грузии и Украине, в 2008-м и 2014-м годах соответственно, где Кремль совершил вторжение и оккупацию с целями недопущения геополитического дрейфа этих стран на запад. При этом атмосфера и дух сопротивления имперским амбициям Москвы пустили глубокие корни противодействия российской оккупации, усилили народную поддержку евроатлантической интеграции, особенно среди молодых грузин и украинцев. И, хоть с относительным опозданием, но всё же Россия понимает, что никакая пропаганда или дезинформация уже не может обратить эти тенденции вспять.

По этой причине Путин, видимо, рассчитывает на другой план в отношении Беларуси. Вместо того, чтобы использовать “зеленых человечков” для оккупации белорусской территории, Москва стремится к тому, что можно называть “мягкой аннексией”.

Стратегия кроится в сюжете полунаучного анекдота о живьём “сваренной лягушке”, которую не кидают в кипящую жидкость, из которой она выпрыгнет, а помещают в ещё прохладную, но стоящую на огне воду. Вода постепенно нагревается, лягушка не понимает, что её варят, и как следствие – не успев вовремя осознать опасность – постепенно погибает. В нашем случае, аллегория такого сценария может прослеживаться в тесном экономическом сотрудничестве, появлении единой валюты и отдельных элементов законодательной базы, за которыми следует плотная интеграция общей внешней политики, обороны и дипломатии, правоохранительных органов и структур безопасности, что завершается созданием полноценного Союзного государства с фактическим поглощением Республики Беларусь “братской” Российской Федерацией. Последние несколько лет Путин давил на Лукашенко, чтобы тот подчинился этому плану, подчеркивая его экономические выгоды. Россия давно предоставляла Беларуси крупные субсидии на экспорт нефти, но Путин отказался от них в надежде подчинить белорусскую экономику. Среди других мелких приемов Москва ввела ограничения на импорт белорусской сельскохозяйственной продукции. Теперь же, под прикрытием нынешнего общественно-политического кризиса, Москва отправляет в Беларусь эшелоны “политтехнологов” вкупе с сотрудниками разведки, спецслужб, киберспециалистов, консультантов по СМИ, пропагандистов и советников по безопасности. Это скорее маленькие “серые человечки”, чем маленькие зеленые, и их специализация – политическая война. Их ближайшая задача – заложить основу для будущей “мягкой аннексии”, в том числе в информационной среде. Несмотря на перебои в работе интернета, в белорусском информационном пространстве начали массово появляться пророссийские телеграмм-каналы, такие, как например “Витебская народная республика”, неустанно кричащая: “Путин, введи войска!”.

Для достижения этой цели Кремлю нужна власть Лукашенко – по крайней мере, на время. Советники, подобранные российской ФСБ, советуют белорусскому лидеру демобилизовать протестное движение путем сочетания массовых репрессий с непосредственным запугиванием лидеров оппозиции. Опираясь на проверенный метод Москвы по разжиганию гражданских конфликтов в других странах, российские политтехнологи предприняли попытку устранить раскол внутри протестного движения: между восточными и западными белорусами, рабочими и интеллигенцией, католиками и православными. Но пока белорусы на это не покупаются. Лукашенко оттолкнул простых граждан, назвав протестующих “крысами” и появившись рядом со своим сыном-подростком в бронежилете и неуклюже держащим автомат – это не совсем образ “человека из народа”. Его легитимность подорвана – негласный опрос, проведенный неправительственной организацией в Беларуси, показывает, что его поддержка составляет менее десяти процентов, – и Кремль, похоже, осознает этот факт. Таким образом, пока Лукашенко запугивает лидеров оппозиции, кремлевские “серые человечки” незаметно берут под свой контроль органы госбезопасности (КГБ), Министерство внутренних дел и вооруженные силы Беларуси.

В конце августа появились сообщения о встрече Лукашенко в своей резиденции с высокопоставленным кремлевским чиновником. Вскоре после этого Путин заявил в СМИ, что Лукашенко “…готов рассмотреть возможность конституционной реформы, принятия новой конституции и организации новых выборов – как парламентских, так и президентских”. Словно по команде Лукашенко сообщил белорусскому государственному информационному агентству, что готов к диалогу о новых конституционных поправках со студенческими организациями и профсоюзами. Однако подчеркнул, что никогда не будет вступать в диалог с лидерами протестного движения, заявив: “Я не говорю о бунтовщиках, которые ходят по улицам и кричат, что они хотят диалога. Они не хотят никакого диалога!”.

Взаимнопараллельный сигнал из Москвы и Минска ясен: конституционные изменения и новые выборы вполне ожидаемы, но на условиях Москвы. Предлагаемые конституционные изменения откроют путь для большей экономической интеграции с Россией и вероятно будут упакованы в ослабление диктатуры Лукашенко. Например, расширение роли парламента якобы даст большую власть общественности, но на практике позволит марионеточным партиям, поддерживаемым Кремлем, оказывать большее влияние. Такие партии будут жизненно важны для Москвы, если будущий белорусский лидер окажется более независим, чем Лукашенко. Точно также, обещание новых выборов может показаться уступкой протестному движению, но для Москвы это позволит выиграть время, чтобы проверить на лояльность дружественных Кремлю кандидатов перед их баллотированием.

Также, Россия, определённо, рассматривает такой возможный вариант как полная замена нынешнего белорусского президента. И в связи с этим, хотя официальная дата вступления нового (старого) президента ещё не определена, Москва в течении ближайшего месяца будет стремиться втягивать ещё формально легитимного Лукашенко во всевозможные договорные соглашения, психологически манипулируя перед ним его будущим. В середине августа ЦИК Беларуси заявил, что инаугурация состоится в течении ближайших двух месяцев. И даже если Александр Григорьевич и инаугурируется вновь, что вполне вероятно, Запад может не признать его лидерство и усомниться в законности любых договоров. А всё, что подпишет Лукашенко до инаугурации – вполне законно. Да и сам он недавно оговорился о том, что немного засиделся. При этом, обратите внимание, все лидеры белорусской оппозиции – никак не против России, а скорее даже наоборот.

Однако, прежде чем реализовать свои планы, Лукашенко и Путин будут стремиться разрядить нынешний кризис. Лукашенко, скорее всего, в ближайшие недели усилит репрессии против лидеров протестного движения, а специалисты ФСБ будут помогать ему в этом из-за кулис. В то же время можно ожидать, что его режим начнет “диалог” с видными белорусскими деятелями: не с лидерами протестного движения, а с известными политиками, на которых можно рассчитывать в установлении прочных отношений с Кремлем.

Лидеры Европейского Союза, США и других западных демократий (кстати и Украины) могут попасться в ловушку легитимации поэтапного диалога по такому сценарию. Не следует совершать ошибку, говоря с Кремлем о Беларуси через головы протестующих лидеров. Сегодняшнее протестное движение породило новое сознание, которое одновременно мобилизует и объединяет белорусов. Подобно движению “Польская солидарность”, зародившемуся 40 лет назад на верфях в Гданьске, это сознание объединяет рабочих и интеллигенцию, городские и сельские общины. Примечательно, что движение также привлекает отдельных представителей правящей номенклатуры.

Сейчас многие эксперты и политики частично парализованы ожиданием, вторгнется ли Россия в Беларусь или воспользуется иными репрессивными методами, чтобы удержать Лукашенко у власти, или даже согласиться на его замену. В любом случае – Кремль не уклонится от использования имеющихся рычагов для достижения своей цели – “мягкой аннексии” Республики Беларусь.

Статья подготовлена с использованием открытых материалов американского издания “Foreign Affairs”.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram.

Популярные статьи сейчас

"Новая Почта" потеряла дорогую посылку

Украинцам показали, кому и на сколько повысили пенсии

"Ощадбанк" навязывает пенсионерам карты и часами "маринует" в отделениях

Повышение пенсий украинцам раскритиковали из-за неравного подхода

Показать еще